В Мире Театра!

Александр Пушкин: «У нас две миссии — русская культура и дети»

Праправнук поэта — о культурной ситуации в Европе, подарке патриарху и государственной награде

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

10 февраля исполнится 180 лет со дня кончины Александра Сергеевича Пушкина. Накануне этой даты в Москве побывал праправнук поэта Александр Александрович Пушкин. Из Брюсселя он прилетел вместе с супругой Марией Александровной Дурново.

— Машенька ведь тоже является праправнучкой Пушкина, — начал разговор с «Известиями» Александр Александрович. — Она урожденная Дурново — известная дворянская фамилия. А я пятый после Пушкина в нашей семье. Сын Александра Сергеевича — Александр Александрович, мой дедушка — Николай Александрович, мой папа — Александр Николаевич, а затем я.

— Вы прилетели в Москву не с пустыми руками.

— Да, мы впервые привезли сюда эти семейные реликвии — гербы славных русских фамилий, которые были в эмиграции. Их рисовал мой дедушка. И вот одна моя знакомая предложила выставить их в Государственной думе на Рождественских образовательных чтениях. Ну а почему нет? Это копии, подлинники висят у нас дома в Брюсселе.

— Ваш дед Николай Пушкин был геральдистом? 

— Нет, всю жизнь он был юристом в России. А уже в пожилом возрасте переехал в Бельгию. Там работу юристом найти не смог. И тогда вспомнил про свое давнее увлечение историей и геральдикой. Он был знаком со многими известными дворянскими семьями в Европе. Начал собирать информацию об этих фамилиях, а потом рисовать их гербы. Здесь есть Лермонтовы, Толстые, Тургеневы, есть и наш — Пушкиных.

— Больше в вашей семье никто не занимается геральдикой?

— К сожалению. Гербы дедушка сделал до 1940 года. После этого больше никто из семьи не увлекался этим занятием. Мне известно, что во Франции тоже есть мастера, которые делали гербы этих же фамилий. Но они черно-белые, не такие красочные, как дедовы.

— Судя по всему, правнук Пушкина был очень творческим человеком. Стихи не писал?

— Нет. Но дед хорошо рисовал, многое умел делать своими руками. Когда я был маленьким, он мастерил мне игрушки. У меня есть фотография, на которой я в рыцарских доспехах, сделанных дедушкой из картона. Но они не сохранились. Вы же знаете, дети всё ломают (смеется).

— На Рождественских чтениях в Госдуме был патриарх. Вам удалось с ним пообщаться?

— Конечно. Мы очень хотели с ним встретиться, потому что везли для него подарок — семейную икону Богоматери «Всех скорбящих Радость». Она дорога нам, отец моей супруги Александр Дурново получил ее в дар от своей крестной матери.

— Почему вы решили подарить икону патриарху?

— Есть две причины. Первая — мы не имеем наследников и не хотим, чтобы образ где-нибудь пропал. Вторая — эта икона была подарена нашей семье в России, и мы хотим, чтобы она вернулась на родину.

— Вы часто бываете в России?

— Каждый год мы устраиваем поездки по России, чтобы посмотреть, как она хороша. На Западе ведь хотят представлять ее как плохую страну. В этих поездках у нас есть и другая цель — мы ищем средства для помощи детям, больным раком.

У нас есть Международный фонд А.С. Пушкина, в котором мы занимаемся благотворительностью. Например, помогаем НИИ онкологии имени Петрова в Санкт-Петербурге — уже лет 20 покупаем для них то, что необходимо: аппаратуру, медикаменты.

В последнюю поездку закупили 15 кроватей для детей. Еще мы помогаем детям из православной общины в Брюсселе. Например, у семьи нет средств отвезти ребят на каникулы, и мы выделяем деньги.

— Для этого вы создали фонд?

— Не только для этого. Мы создали его в 1999 году на 200-летие Александра Сергеевича, чтобы люди узнали русскую культуру, поэзию, Пушкина. Потому что Александра Сергеевича плохо знают в Европе.

— Почему? Кажется, что первая ассоциация с Россией у иностранца — это Пушкин. Солнце русской поэзии.

— У нас Пушкин — солнце, а в Европе совсем другие светила.

— Как вам кажется, приток беженцев в Европу отразится на ее культуре? 

— Не хочу углубляться в политику. У нас с ними разный менталитет. Они не собираются перестраиваться.

— Вы как-то популяризируете русскую культуру в Бельгии?

— Конечно. А еще толчком к тому, что люди стали интересоваться русской литературой, был памятник Пушкину, подаренный Россией Бельгии. Это тоже произошло в год 200-летия со дня рождения поэта.

— Как памятник пробудил интерес к русской литературе?

— Жили люди в Брюсселе много лет, и вдруг им привезли памятник. А площадь, на которой его установили, переименовали в честь какого-то Пушкина. Им стало любопытно — кто такой, за что ему такие почести. Так и узнали об Александре Сергеевиче.

Знаете, когда я учился в бельгийской школе, в программе по литературе не было Пушкина и вообще никакой русской литературы не изучалось. Невежды. Со временем, конечно, люди стали интересоваться. Вот в национальном бельгийском театре уже поставили четыре спектакля по произведениям Пушкина. Два месяца назад мы были на премьере оперы «Золотой петушок». В зале был аншлаг. Люди интересуются. И это тоже наша работа.

— Да вы прямо миссионер от культуры...

— Да, у нас две миссии — русская культура и дети. Большая драма была для меня, когда в Бельгии ставили оперу «Борис Годунов». На афише указали имя композитора Мусоргского, но того, что либретто было написано по одноименной трагедии Александра Сергеевича Пушкина, не было.

— Вас это задело?

— Еще бы. Я позвонил в театр и сказал, что композитор за основу брал произведение Пушкина. И без него не было бы оперы. Это самое главное! Приходится учить их...

— А что за медаль у вас на груди?

— Это государственная награда — медаль Пушкина. Мне ее вручил Дмитрий Медведев, когда был президентом. Это очень редкая медаль. Она дается за популяризацию русской культуры и творчества Пушкина за рубежом. У Марии Александровны тоже есть такая — два года назад наградили и ее. Заслуженно!

​​​​​​​

Известия

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.