В Мире Театра!

Андрей и Юлия Норкины: это так трудно — дышать друг без друга!

После гибели мамы знаменитый телеведущий собирался навсегда уехать из России

Андрей НОРКИН, который ведет на НТВ программу «Место встречи», а на радио «Комсомольская правда» (в паре с женой Юлией) суперрейтинговое ток-шоу «120 минут», нечасто соглашается на интервью. Но нам повезло. Вместе с их дружной семьей репортеры «Экспресс газеты» недавно отметили Пасху (подробности). А вот о чем хлебосольные Норкины нам рассказали после праздника.

 

«Однажды я понял, что Гусинский и Березовский нас просто обманывают»

- Андрей, многие удивляются, что иногда вы можете позволить себе произнести крепкое словцо прямо в телеэфире.

- Такое случалось несколько раз. Например, однажды в споре с кем-то из либералов я сказал, что Советский Союз после Великой Отечественной ни хера не получил от союзников. Мы потом в рекламной паузе обсуждали, могут ли меня за это наказать. Но главный редактор «МК» Павел Гусев успокоил: «Андрей, даже не парьтесь. Есть четыре запрещенных слова, и это к ним не относится». В другой раз я процитировал песню Александра Пушнова: «Нормальный парикмахер никому не нужен на хер». Но программа шла в записи, и ребята при монтаже мой пассаж «запикали». И потом, кажется, еще дважды я произносил слово «хер» уже в прямом эфире. Я и анекдоты с матом рассказываю с экрана как есть: мат не произношу, но четко артикулирую. 

- Ваши анекдоты активно обсуждают в Интернете.

- Знаю. Там меня поливают на чем свет стоит. Дескать, я рассказываю глупые, несмешные и антисемитские истории, чем унижаю достоинство еврейского народа. Кто-то, напротив, пишет, что Норкин - сам еврей и он понимает, какие анекдоты можно рассказывать, а какие нет. Я их, кстати, собираю. Моей жене Юльке регулярно присылают из Израиля целые подборки. Вот, например, из недавнего. Едут в машине мама с сыном, и вдруг в лобовое стекло влетает и отскакивает огромный фаллоимитатор. Мама притихла, сынок спрашивает: «Мам, а че это было?» - «Насекомое!» Сын недоверчиво: «А как оно с таким хреном летает?»

Юлия с маленькой дочуркой Сашенькой

- Правда, что в юности вы собирались стать артистом?

- Даже на актерский дважды поступал. Я ведь занимался в художественной самодеятельности и пять раз становился лауреатом Москвы. В театральном оба раза доходил до второго тура. И оба раза мне говорили: «Иди сначала послужи, чего тебя сейчас брать?» Но прежде чем отправиться в армию, я год отработал слесарем на заводе. А после дембеля устроился диктором на стадион «Лужники». И с тех пор все у меня в жизни пошло по-другому. Стал работать на радиостанциях, а потом и на ТВ попал. Ну и слава богу. Никудышных артистов у нас и без меня хватает.

- Вам часто говорят, что у вас приятный голос?

- Мне самому он не нравится. Кажется, что он такой противный и высокий. И от внешности своей не в восторге. Из-за этого себя по телевизору никогда не смотрю.

- Некоторое время назад вдруг изменилась ваша политическая позиция. Раньше вы вроде отстаивали так называемые либеральные идеи?

- Я долго и плотно работал с людьми, которые являются носителями эти идей.

- С Березовским и Гусинским?

- Да, но в основном с Гусинским. Однажды я понял, что ребята нас используют и просто обманывают. Я об этом целую книгу написал «От НТВ до НТВ. Тайные смыслы телевидения».

- Сесть за мемуары сами решили или заказ издательства?

- Юлька меня давно просила: «Напиши книгу». Но я возражал: не умею придумывать. «Тогда напиши про свою службу в армии, ты ж про нее все время рассказываешь», - убеждала она. И я написал, но напечатать долго не мог. А потом мне позвонили из издательства «ЭКСМО» и предложили написать о работе на ТВ. И пока я писал книгу про телевизор, они издали про армию. Так что за год у меня вышло сразу два тома.

Во время срочной службы Андрея в Кутаиси навещала мама

- Отрицательную рецензию Владимира Кара-Мурзы читали?

- Володя - крестный отец нашего младшего сына. Правда, сейчас мы уже не общаемся. Что же касается рецензии, он, по-моему, другую книгу читал. Все что написал - явно не про меня.

- Правда, что в 90-е годы вы хотели уехать из России?

- Были такие мысли после того, как 4 октября 1990 года моя мама погибла под поездом. Мы с отцом настаивали на возбуждении уголовного дела, считая, ее смерть не случайной. Но четыре раза нам отказывали. А в 2012 году мой папа уехал жить в Израиль, правда, уже по другой причине. Лет за десять до этого мы его возили туда отдыхать, и ему там очень понравилось. Но он долго не мог поверить, что имеет право на отъезд в Израиль. Говорил, что для этой страны ничего не сделал. Но Юля его убедила, что ничего невозможного нет. Папа отправился в агентство «Сохнут», и там ему помогли.

- Он остался доволен своим решением?

- Не скажу, что он там сильно ассимилировался. Но живет в доме, где в основном бывшие россияне. Возвращаться уже не хочет. Наши мальчишки, когда маленькими были, каждое лето ездили к нему на море. Папа уехал, когда ему уже за 70 было, но нашел в Израиле работу. А в позапрошлом году он сильно заболел - рак. Мы все ездили к нему по очереди. Сначала мой младший брат с женой, потом наши старшие дети. А на самый сложный период ездила Юля - три месяца с ним жила. Теперь все это позади.

Супруги с младшими детьми - Александрой, Артёмом и Алексеем

 

«Терпеть не могу женщин с яйцами, хотя многие меня такой и считают»

- Юль, давайте теперь с вами пообщаемся. Вы ведь любите путешествовать?

- Очень! Этим летом, например, планировали семейную поездку в Италию. Никто из нашей семьи там никогда не был. Посчитали, что потребуется очень крупная сумма. Андрюша начал копить деньги, выстраивал интересный маршрут. К тому же у Сашки, нашего старшего сына, очень плохо с легкими. И врачи сказали, что раз в два года надо выезжать на море. Но вдруг наши планы резко изменились. Дело в том, что у меня было восемь соток земли в Крыму, под Карадагом, которые наконец удалось оформить в собственность. И теперь мы решили построить там маленький домик, вложив в том числе все отложенные на Италию деньги. Пока же планируем короткую поездку в Питер. Собираемся младших сыновей сводить на балет «Жизель» в Мариинку.

- Любите город на Неве?

- Регулярно ездим туда отдохнуть и на контрасте понять, как прекрасна Москва. Обычно отправляемся на ночном экспрессе. Можно не только выспаться, но и сексом заняться. Вот недавно поехали в очередной раз. Прыгнули в поезд сразу после работы, даже поужинать не успели. Мальчик-проводник принес меню вагона-ресторана: селедочка, грибочки, картошечка. Под такую закуску сам бог велел выпить водочки. Но вдруг выяснилось, что с некоторых пор в поездах запрещена продажа крепкого алкоголя. Но проводник шепнул: «Для вас - найдем». Позвонил - и в ресторане нас встретил солидный метрдотель в возрасте. Усадил за столик и ненавязчиво так спрашивает: «Может, чайку?» Мы согласились. Вскоре он поставил перед нами кристально-белый чайник и такие же чашки. «Крепкий?» - интересуемся. «Да-с», - величественно ответил он и принес «к чаю» картошечку, селедку, грибочки. Самое смешное, что рядом с нами сидели два человека, которые прямо попросили водки, и он им отказал.

Жена старшего сына Александра Мария отлично ладит со свекровью

- «Кто хорошо работает, тот хорошо отдыхает» - это про вашу семью?

- Для нас качественный отдых должен обязательно сопровождаться хорошей музыкой. Я очень люблю петь и Андрюшу приучила. Хотя раньше, как человек аскетичный, он терпеть этого не мог. Но я его добила своими просьбами: «Давай купим караоке». Он не выдержал и купил. Теперь может и сам поголосить под «Led Zeppelin» или под других рок-старичков.

- Откуда у вас такая любовь к пению?

- От папы. Он работал шофером в такси, но был невозможной умницей и ужасно талантливым человеком с абсолютным слухом. На своем аккордеоне воспроизводил музыку с радио. Слышал, например, «Полет шмеля» и сразу же начинал наигрывать. А моя мама окончила консерваторию. В свое время я у Сергея Лемешева на коленках сидела, пока мама у его супруги уроки брала.

- Как начинался вас роман с Андреем Норкиным?

- На тот момент я уже успела побывать замужем, у меня был сын Саша. Работала на иновещании и во время путча в 1991 году все три ночи простояла у «Белого дома». Каждого диктора, и меня в том числе, охраняли солдаты с автоматами. А в начале 1992 года запустили одну из первых в FM-диапазоне станций - «Радио 101». До этого моя подруга Аленка Есина услышала, как я читаю сказки своему Сашуне на ночь. «Слушай, мать, ты не хочешь прийти попробоваться на новости?» - поинтересовалась она. И я пришла. А там уже Норкин работал. Закрутился роман. И 21 июня 1992 года он мне сделал предложение.

Спустя четыре месяца после того, как у нас Алька родилась, я вернулась на работу. Мы с Андреем по очереди сидели в эфире радио «Ностальжи» - одну ночь я, другую он.

Папа Андрея с правнучкой Викторией

- Были периоды, когда вы оказывались на грани развода?

- Конечно, были. Но я быстро понимала, что без него мне дышать тяжело. Думаю, и ему без меня тоже. У меня нет ощущения, что мы прожили с ним 25 лет, кажется, что всего неделю. Он моментально чувствует, как у меня настроение меняется, и сразу же спрашивает: «Что случилось?» А еще мы не ругаемся из-за пустяков.

- Кто у вас в доме хозяин?

- Я терпеть не могу женщин с яйцами. Хотя многие считают, что я такой и являюсь. Но на самом деле я маленькая и хрупкая женщина, папина дочка.

- Умные женщины мягко подталкивают своих мужчин к правильным решениям.

- Наверное, так у нас и происходит. Хотя все-таки нужно не подталкивать, а убеждать мужа, что для семьи хорошо и важно. Когда мы решили усыновить двух мальчишек, всей семьей собирались, с детьми советовались. А первый разговор по этому поводу у нас с Андрюшей состоялся в машине. Я в тот момент делала передачу для канала ТВ-6 - снимала по детским домам. Получалась очень хорошая программа. Помню, как кто-то из телебоссов ее посмотрел и сказал, что я сняла что-то фееричное. Но Женя Киселев ее зарубил. Я не находила себе места и однажды разговорилась на тему искалеченных детских судеб с Михаилом Юрьевичем Зурабовым. Попросила, чтобы в бюджете деньги на их нужды прописали отдельной статьей. «Как ты себе это представляешь? Я встану и скажу - дайте денег? Сразу же силовики скажут, что им тоже надо... Не время!» - отрезал он. Поняв, что эту байду не исправить, я предложила мужу: «Давай возьмем малыша из детдома». Он ответил: «Давай». И мы взяли Темушку из больницы, ему было всего 17 дней. Спустя два года взяли и его брата Лешу. Норкин тогда сказал: «Мы своих не сдаем». В силу своей неуемности я для мужа мотор. От Андрея ценно услышать: «Я тобой горжусь!» Ему я тоже при случае это всегда говорю.

На досуге Юлия обожает рисовать. На столе разложены её работы

 

Слушайте программу «120 минут» с Андреем и Юлией Норкиными на радио «Комсомольская правда» (fm.kp.ru) по понедельникам и вторникам с 18.00 до 20.00 (мск)

eg.ru

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.