В Мире Театра!

«Битва чемпионов»: В чем сила и мощь «Байкала»?

Фото: архив Ж. Жалсанова и театра "Байкал"

«Ура! Мы сделали это!», - воскликнули вечером 7 мая все жители Бурятии. Именно «мы», ведь вся республика полтора месяца искренне переживала, болела и верила в победу бурятского коллектива в шоу «Танцуют все!». Благодаря театру «Байкал» мы узнали что такое слезы гордости. Осознали силу, мощь, красоту и уникальность нашей культуры. Иногда и вправду, большое можно увидеть только на расстоянии в буквальном смысле слова. 

Но чего стоила нашим артистам эта победа? Какие интриги плелись за кулисами программы? Что предсказывали театру шаманы? Об этом и не только мы поговорили с народным артистом Бурятии, художественным руководителем театра «Байкал» Жаргалом Жалсановым.

Сейчас зрители из Бурятии с облегчением выдохнули. Однако многие узнали о победе еще две недели назад, когда закончились съемки шоу в Москве. Итоги конкурса быстро разлетелись по чатам, соцсетям. Эйфория болельщиков едва не стоила артистам «Байкала» первого места. По условиям контракта разглашение результатов грозит штрафом в полмиллиона рублей и лишением статуса победителя. Возможны были даже повторные съемки финала. Но, к счастью, санкций удалось избежать. И Жаргал Жалсанов, взяв с нас клятвенное обещание, не публиковать статью раньше срока, поделился с нами секретами закулисья нашумевшего шоу.

«Думали, что победить нам не дадут»

- Жаргал, во-первых, поздравляю с победой! Кто, по-вашему, был вашим главным конкурентом в проекте?

- Считается, что главным конкурентом был коллектив из Тюмени - формейшн «Вера». Мы это понимали и поэтому в полуфинале решили взять стиль вог (англ - vouge). Они уже блистали в этом жанре на проекте и мы захотели выйти на их стезю. Хотя, конечно, в их сфере у них конкурентов просто нет. Они такие работоспособные, у них все четко, профессионально. Но мы в каждый танец, так или иначе, вносили свой колорит. И наш вог получился удачным.

К тому же нам очень повезло с постановщиками и балетмейстерами, с которыми мы работали.

- Секунду, а разве коллективы не сами ставят себя номера? Ведь так это преподносится зрителям?   

- Это ведь шоу, понимаете. Да, преподносится, будто все коллективы сами ставят танцы. Но на самом деле, там, конечно есть постановочная команда.  И мы, руководители, тоже с ними работаем. Однако не все артисты являются постановщиками. И они не могут сами сделать танец, да еще в такой короткий срок. 

- Сколько давали время на подготовку номера?

- Так, один день был как выходной. Но мы все равно собирались и репетировали. Итого у нас было 6 дней. Тут ведь как - пока пришла идея, музыка, затем оттачивание всех движений. Сначала мы хотели заранее продумывать два номера, но так не получалось. Потому что в короткие сроки настолько надо проработать хотя бы один танец, что нагрузка идет колоссальная. И так как это ТВ-формат, нас все время снимают. Берут интервью, куда-то ведут. Ночью могут позвонить и сказать: «Сейчас будем снимать бэкстейдж для профайла». Вот такой график. Полтора месяца непривычной для нас системы.

- Сколько всего человек поехало от театра «Байкал» в Москву?

- 20 танцоров, хореограф, наш директор Дандар Бадлуев и я, художественный руководитель. 

- Где вы жили во время проекта?

- В Подмосковье, где-то в 20 км от МКАД находится гостнично-санаторный дом. Такие двух-, трехэтажные домики. Там часто снимаются передачи Первого канала, НТВ. И канал Россия 1 нас там разместил. Очень хорошие условия для репетиций и отдыха: фитнес-залы, бассейн, сауна, спа. А еще там такая природа! Похоже на Тунку. В самой Москве ведь довольно серо, мало солнца. А там совершенно по-другому, и было ощущение, что будто мы дома.

- Расходы по питанию и проживанию участников взял на себя канал?

- Да, полностью обеспечивали жильем и питанием. Условия были отличные. Живешь без забот, главное готовиться к эфирам. Режим был примерно такой: позавтракал – репетиция, после обеда съемки, потом встреча со стилистами, затем снимаем мерки. В такой творческой атмосфере, да еще когда это конкурс, время летит быстро. Ты переживаешь, постоянно над чем-то работаешь, думаешь только о том, как бы достойно выйти и выступить.

- Обычно при такой плотной работе в коллективе возникают конфликты, непонимания…

- Все было относительно спокойно. У нас же коллектив привычный к гастролям, переездам, мы все хорошо между собой общаемся. А были команды, которые нечасто выезжают на гастроли, они не привыкли друг к другу в быту, поэтому были проблемы. У нас же вполне сложившийся коллектив.

- А что касается отношений с соперниками? Были какие-то закулисные интриги?

- Были, конечно, это же конкурс. Были и разговоры, споры, но до открытых конфликтов, скандалов не доходило. Несмотря на конкуренцию, все коллективы друг другу интересны. Ты узнаешь новые стили, знакомишься с другой культурой. Все ведь профессионалы, эстеты. Со временем сложились со многими хорошие отношения. Когда перевалили за середину конкурса, мы уже начали друг другу помогать. А с третьего тура наши девочки плакали, когда коллективы покидали шоу. Успели подружиться, привязаться. 

- Ни разу не возникали сомнения в честности, необъективности конкурса?

- Изначально, конечно, всегда есть мысли, что нас «задавят», мы же буряты и  на российском конкурсе вряд ли дадут победить. Или думали, что ансамбль Черноморского флота из Крыма, наверно, в первую очередь поддержат. Были такие мысли, что поделаешь.

Да и нам тоже говорили: «У вас же там газ, алмазы, наверное, вы договорились, заплатили кому-то. Ну, скажи?!». Они нас с Якутией путают (улыбается). Все очень ревностно друг за другом наблюдали.

Было ощущение, что съемочная группа кого-то больше продвигает. Вокруг одних выставляют красивые декорации, а нам нет, у кого-то берут интервью, а у нас не берут.

- А с другой стороны - с кем-то Валерия выступает, а с кем-то не выступает…

- Точно. Но все равно работала хорошая постановочная группа, грамотно выстраивали номера. И в итоге из тура в тур все было распределено равномерно.

Битва с чемпионами мира

- Были ли какие-то запреты во время проекта? Может быть разговоры по телефону?

- Нам не запрещали говорить по телефону. Но про неразглашение все в контракте было прописано. Мы должны были сами четко следить за нераспространением результатов. Ни в коем случае, даже маме и папе нельзя рассказывать, а все так объяснять туманно. Логику канала можно понять - неинтересно смотреть, когда уже знаешь итог.

- А как вы сами думали, кто станет победителем «Танцуют все!»?

- К концу нагнеталось такое ощущение, что выиграет формейшн «Вера». Ну, во-первых, у них был шикарный номер в финале. И какой-то ажиотаж все время был вокруг них. К ним приезжали раскрученные балетмейстеры, привозили костюмы из Лондона. Проводились с ними какие-то специальные репетиции. Казалось, будто их «ведут».

Но на самом деле, просто они в первую очередь спортсмены. Они входят в сборную России, у них форма спортивная от «Боско». Это мы ходили кто в чем. А они другие. Допоздна и даже по ночам репетировали в фойе. Поэтому у многих команд сложилось впечатление, что «Вера» целенаправленно шла к первому месту. Они - 17-тикратные чемпионы России, они привыкли побеждать.

- И какие у вас возникали мысли, глядя на это? Не было мысли смириться со вторым местом?

- Нет, точно нет. Мы тоже шли мощно, мы так же собирались и репетировали допоздна. Каждому давалось задание слушать музыку номера, чтобы по счету все было выстроено. Ведь чтобы станцевать, музыку надо знать досконально. Бывает ведь композиция непростая, не всегда «квадратная». На оттачивание нужны недели. А там времени нет. Наши артисты постоянно ходили в наушниках, самостоятельно учили танец. И когда собирались вместе, уже на автомате делали массово. Все были очень ответственны, мобилизация сил мощнейшая.

- Были ли моменты, когда танцоры во время выступления спотыкались,   падали, и номер перезаписывали?

- Заново снимали, если декорация в нужный момент не поднялась. Или ребята делали сложный трюк и все попадали. К примеру, у одной команды был танец с мечами, и с первого раза не получилось удачно ими взмахнуть. Не всегда все проходит гладко, хоть сто раз прорепетируй. Но, слава Богу, у нас такого не было. Все номера снимали с первого дубля. 

- Расскажите, как вы готовились к финалу? Как придумывали последний танец на проекте?

- Мы решили, что исполним что-то свое, национальное. Но танец сделали еще и символичным, раскрывающим темы этапов шоу. Это даже не попурри, а ёхор с элементами тех стилей, которые мы выучили на конкурсе: деми-классика, вог, хип-хоп.

Когда мы на репетиции показали этот номер, все команды аплодировали и сказали, что у нас классный танец. Понимаете, выигрышно то, что у нас неизбитая культура. Жюри хорошо разбираются в хореографии, знают много стилей, но то, что показываем мы, для них ново. И когда мы танцуем свое, они смотрят с замиранием. Для них это непознанный мир.

Бурятский эксклюзив

- Какую использовали музыку для финального танца?

- Это музыка из спектакля «Эхо страны Баргуджин Тукум». Кстати говоря,  ребята из других команд говорили: «Какая классная музыка!» и даже захотели ее скачать. И поставить себе на звонок телефона. Ведь нигде такой мелодии больше нет, а в мире сейчас любят все эксклюзивное. Так забавно было, когда в павильоне «Мосфильма» из других гримерок доносилась наша бурятская музыка.

- Возможно в вашей «эксклюзивности» и есть секрет вашего успеха?

- Нам часто в республике говорят: «ну, куда этот «Байкал» со своим ехором поедет. В Бурятии танцуют, ладно. А там это кому интересно?». Люди не понимают, что популярных мировых вещей и так везде хватает. А когда показываешь свое, новое для той публики, люди реагируют так: «ух ты!».  Как сказала Алла Сигалова, у нас страна настолько богата и насколько еще неизведанна! Члены жюри ведь искренне переживали, как мы будем меняться. Для них мы очень самобытные. Не зря же они обращались к артистам: «степной волк», «шаман». И им казалось, что они никак не будут танцевать хип-хоп или балет. Все постановщики отмечали, что в каждом номере вне зависимости от стиля чувствуется наш почерк. Жест, взгляд, рука. И это хореографы ценят. У бурятских танцев вообще сильная энергетика, потому что они обрядовые, ритуальные. И, слава богу, мы еще не растеряли это.

- Насколько вы лично верили в победу уже в финале шоу?

- Когда все шесть команд выступили, мы были уже все в полуобморочном состоянии. Получилась такая интересная ситуация – несколько наших артистов сходили к шаманам. И один из них нагадал, что мы не займем первое место. Сказал, что мы будем достойны взять первое место, но по каким-то причинам не получим. И расписал все поэтапно. Так вот тот, кому шаман все это рассказал, стоял во время объявления результатов сзади и капал нам на мозги (смеется). Он говорит: «ну вот, сейчас из шести команд выберут три: нас, «Веру» и «Evolvers». И ведущие объявляют: «А сейчас члены жюри назовут имена трех финалистов!». Все складывается как в предсказании. Наш артист ходит туда-сюда и повторяет: «Видите, я же говорил!». И продолжает: «А теперь скажут третье место у «Evolvers», потом назовут победителя, а нас даже не объявят». Тут снова Ольга Шелест и Евгений Папунаишвили вступают: «Третье место получает команда «Evolvers»! Раздаются аплодисменты и теперь ведущие, обойдя второе место, как и предсказывалось, собираются озвучить имя победителя. Я уже расстроился и смирился, что так и будет – займем второе место. Ну, думаю, хотя бы наказ нашего и.о. главы Алексея Цыденова выполнили. Когда он нам давал деньги на дорогу до Москвы, сказал – должны войти в тройку! А в это время другая наша артистка стоит с непоколебимым лицом и уверенностью в победе. Дело в том, что ее шаман предсказал: «вы возьмете миллион». И пообещал это еще тогда, когда мы про приз ничего знать не знали. В общем, такая битва шаманов у нас еще была (смеется).   

«Дай Бог, у нас появится дом»

- Но все-таки победителями назвали вас. Каковы были первые эмоции?

- Когда объявили нас, началось какое-то безумие. С потолка летела мишура, что-то начало взрываться, все зрители повалили на сцену, начали обниматься, плакать. Ведущие что-то еще пытаются сказать. Я не мог поверить – неужели? Тот наш артист, который прочил второе место, просто стоял в шоке. Еще мы думали, подойдет к нам коллектив «Вера» поздравить или нет. Все-таки для них второе место - это такое разочарование. Но они подошли, всех нас обняли и сказали: «Ребята, вы достойны победы!».

- Что вам сказали члены жюри?

- Они взяли наши контакты, сказали, что мы прекрасный коллектив и на сцене, и в жизни. Ведь это тоже важно. И почему-то это отмечали все.

За нас неприкрыто болели все операторы, работники сцены, повара. Ценили какую-то воспитанность, культуру поведения. Хотя я бы не сказал, что мы вели себя как-то особенно. Мне кажется, это среднестатистическое поведение жителя Бурятии. Без капризов, аккуратное, достойное.

Когда мы предложили  модельерам помочь и самим подшить костюмы, они удивлялись: «А, вы что, можете? Мы были бы очень благодарны». У них ведь тоже сжатые сроки, а мы привыкли сами себе латать костюмы, в этом ничего такого нет. И они были так впечатлены, что потом даже в легенду превратили эту историю. Мол, театр Байкал сам себе костюмы шьет (смеется).

- А что сказал Егор Дружинин, член жюри, который больше всех вас критиковал? 

- Вообще, я лично с Егором Дружининым знаком давно. Мы работали вместе в Москве в одном мюзикле. Я об этом никому не говорил, даже от  наших артистов скрывал, тем более от чужих.  Боялся, что начнутся лишние разговоры. Весь период проекта я абсолютно с ним не общался. И считаю, что он справедливо делал нам замечания, мы ведь все равно неидеальны.

- Для жителей Бурятии вы идеальны, это однозначно. Судя по невероятной поддержке зрителей.

- Огромное спасибо всем, кто нас поддерживал. Это такая мощь. За то, что театр «Байкал» взбудоражил рунет, нам сайт «Вконтакте» даже вручил в награду кубок. И у канала, и у сайта поднялись рейтинги. И как показала статистика, за нас болели не только в Бурятии, но и в Москве, Новосибирске, во всех национальных республиках. Еще раз большое спасибо всем!

- Какие планы на миллион?

- Серьезно еще об этом не размышляли. У нас есть подшефные коллективы, детские ансамбли, ребята в детских домах. Думаем, часть денег им отправить. Есть же бурятская традиция: чтобы на тебе не остановился «буин» (бур. - «благодеяние»), надо его запускать дальше.

- Будете ли вы и дальше развиваться в тех стилях, которые вы освоили на проекте?

- Думаю, да. Этот конкурс настолько широкий диапазон нам дал, что встает вопрос о том, чтобы ввести в театр Байкал не только национальные танцы. Мы и до этого пытались внести что-то новое, а теперь можем делать это смело. Не в ущерб этнике, конечно. Но к этому все располагает - состав хороший, молодой, им интересно все. Поэтому, почему бы и нет?

- И может быть, как раз будет развивать новые направления в вашем собственном здании…  

- Дай Бог, чтоб у нас, наконец, появился свой дом. Сейчас атмосфера очень хорошая. Но боюсь, как бы это опять не превратилось в одни обещания. Потому что в 2011 году была такая же ситуация. Министр культуры Александр Авдеев нам сказал, что «у такого шикарного коллектива должно быть свое здание». И Вячеслав Наговицын подтвердил – «надо». Мы были в такой эйфории, а через полгода заявили – «никакого здания вам не будет, вы что», что все это просто чьи-то «хотелки». Было такое разочарование. Но сейчас я очень надеюсь. Это важно для всей республики, я думаю.

- Будете ли вы устраивать победный праздник для своих земляков?

- 13-14 мая в Физкультурно-спортивном комплексе будет празднование, большой концерт в формате творческого вечера. Будем показывать танцы из проекта, общаться со зрителями, отвечать на вопросы. Приходите, мы вас ждем!

infpol

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.