В Мире Театра!

Брижит Лефевр: «Франция взаимодействует с русскими танцовщиками»

Экс-директор балетной труппы «Гранд-опера» — о конкурсах, телепроекте «Большой балет», новых назначениях и восхищении Нижинским

Фото: Getty Images/French Select/Bertrand Rindoff Petroff

Экс-директор балета «Гранд-опера» Брижит Лефевр в последнее время часто приезжает в Россию. Знаменитая француженка была в числе судей популярного телепроекта «Большой балет» и возглавляла жюри Международного конкурса артистов балета «Гран-при Сибири». С Брижит Лефевр встретился корреспондент «Известий» Анастасия Попова.

— «Гран-при Сибири» стал частью IV Международного форума «Балет XXI века», посвященного 125-летию Сергея Прокофьева. Французская тема там прозвучала громко…

— Форум был посвящен французскому периоду творчества Прокофьева. Большинство материалов выставки составили ноты, эскизы и фотографии балетов композитора, созданных в Париже. Это «Сказка про шута», «Блудный сын» и «На Днепре». Я тронута, что в Красноярске проявили внимание к пребыванию Прокофьева во Франции и французской культуре. В Париже также существует интерес к русскому искусству и к балету в частности. Вспомним деятельность Мариуса Петипа в России или «Русские сезоны» Дягилева. Рада, что сегодня Франция продолжает взаимодействие с русскими танцовщиками. Артистически мы очень связаны.

— Почему же тогда французские танцовщики не участвовали в «Гран-при Сибири»?

— Причины — в географии: Сибирь и Франция отдалены друг от друга. Кроме того, наши танцовщики сейчас не могут совмещать работу и учебу с поездками на состязания. С другой стороны, не знаю, когда для участия в конкурсе может быть идеальное время.

— В последнее время вас нередко можно увидеть в жюри балетных состязаний. Вам нравится судить конкурсы?

— Скорее да, чем нет. Для меня это относительно новая деятельность. Когда я руководила балетом «Гранд-опера», на участие в конкурсах времени не оставалось. Иногда по приглашению Юрия Григоровича удавалось приехать на Benois de la danse. Зато после ухода из театра я посетила немало творческих состязаний в Южной Африке, Китае, Корее и, конечно, в России. Мне посчастливилось встретить новых людей, открыть новые таланты. Это обогащающий опыт не только для танцовщиков, но и для жюри. Всегда интересно услышать чужое мнение, даже если оно не сходится с твоим.

— Расскажите о вашем участии в конкурсе «Большой балет».

— Это амбициозный проект. Я счастлива, что русское телевидение оказало внимание классическому балету. Во Франции ничего подобного нет. Согласиться на участие в «Большом балете» было непросто, но я решила, что должна быть храброй, искренней и пропагандировать танец. К тому же мне понравилась система коллективного обсуждения участников — была возможность указать танцовщику на его недостатки и достоинства, что-то посоветовать. 

— На открытии Международного форума Красноярский театр представил балет Прокофьева «Ромео и Джультетта» в постановке Сергея Боброва. Вам понравился спектакль?

— Я нежно люблю «Ромео и Джульетту» и, когда ставила этот балет в «Гранд-опера», смогла заразить своей любовью всех участников премьеры. Музыка Прокофьева невероятно страстная и чувственная. Она идеально отражает драматургию пьесы Шекспира, противостояние враждующих кланов и эмоции героев. Поэтому в балетном искусстве существует так много постановок «Ромео...», от традиционных до авангардных.

Другой вопрос, насколько они соответствуют замыслу автора. Сегодня сложно поставить классический полнометражный балет. Cергею Боброву это удалось. В его хореографии ярко показаны и воинственные эпизоды вражды, и трепет тайных встреч Ромео и Джульетты. Я была покорена и взволнована этой постановкой. Она заставила меня плакать.

— Умение танцовщика создать образ для вас первично?

— Прежде всего я смотрю, как артист себя презентует. Играет роль его внешность, умение вжиться в роль, музыкальность. Ну и техника, конечно, тоже. Важен ансамбль качеств. К сожалению, таких танцовщиков сейчас немного. А ведь влияние больших исполнителей очень важно для развития балета.

— Кто из современных танцовщиков России и Франции оказывает влияние на развитие балета?

— Из французских балерин я бы назвала Сильви Гиллем. Из русских — Светлану Захарову.

— Существует ли сегодня проблема создания новой хореографии, появления ярких имен среди балетмейстеров?

— Эта проблема существовала всегда. Любой хореограф хочет иметь свой стиль. Но, начиная ставить, неизбежно сталкивается с влияниями. В каждую эпоху были мастера, определившие развитие балета как минимум на столетие. В XVIII веке это Новерр. В XIX веке — Петипа. В XX — Баланчин, Бежар и Форсайт. Остальные в большей или меньшей мере следуют за ними.

Вопрос — насколько талантливо это следование. Не всё из того, что создавалось в прошлом столетии и создается сейчас, мне нравится. Я сторонница академического балета — того, что утвердил в России Петипа. Но если не будут рождаться новые спектакли, танец перестанет развиваться. Поэтому, руководя труппой Парижской оперы, я старалась соблюсти баланс между академизмом и авангардом. Репертуар «Гранд-опера» подобен вееру, сотканному из классических, неоклассических и современных постановок.

— Расскажите о вашей сегодняшней деятельности в качестве хореографа.

— После ухода из Парижской оперы у меня возник замысел поставить спектакль о гениальном русском танцовщике Вацлаве Нижинском. В поисках вдохновения я обратилась к его «Дневникам». Эта пронзительная книга много лет завораживала меня. То, что я создала, — не балет, а скорее драматический спектакль. Он длится около часа и львиную долю в нем занимает декламация. Хореография в постановке тоже присутствует, но это как бы танец за кадром. Танцовщик в «Дневниках...» выступает тенью актера.

— Планируете в ближайшее время поставить что-то еще?

— Пока нет. Сейчас я руковожу балетным фестивалем в Канне. У меня много официальных обязанностей — посещение министерства культуры, работа с документами. На творчество почти не остается времени.

— С 1 января к работе приступил новый художественный руководитель балета Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Лоран Илер. Вы работали с ним в «Гранд-опера», когда он еще выступал там в ранге этуали. Как вы восприняли это назначение?

— С большой радостью. Лоран Илер — один из моих любимых танцовщиков. Также он был любимым танцовщиком Рудольфа Нуреева. Ему присущи невероятная сила духа, строгость и одновременно страстность исполнения, впечатляющее техническое мастерство. Эти качества позволяли Лорану танцевать большой репертуар. Они же позволят ему стать прекрасным руководителем.

Я не знаю о конкретных планах Лорана Илера на этом посту, но, зная о его опыте, могу предположить, что труппа будет процветать. А это назначение еще больше укрепит творческие контакты между Россией и Францией и принесет пользу как танцовщикам Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, так и танцу вообще.

— Во времена вашего управления труппой артисты «Гранд-опера» часто гастролировали в России. Будет ли продолжена эта традиция?

— Конечно. Наши артисты любят выступать на русской сцене. Весной в Большом театре пройдут гала-концерты звезд балета, и, надеюсь, танцовщики «Гранд-опера» примут в них участие.

Справка «Известий»

После завершения танцевальной карьеры в «Гранд-опера» Брижит Лефевр занималась современным танцем, служила в министерстве культуры Франции. Пост директора балета крупнейшего европейского театра заняла в 1995 году. За время ее 20-летнего руководства в «Гранд-опера» работали ведущие хореографы и танцовщики мира, такие как Анжелен Прельжокаж, Иржи Килиан, Уильям Форсайт, Алексей Ратманский, Жозе Мартинез, Николя ля Риш, Аньес Летестю, Лоран Илер и др.

Известия

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.