В Мире Театра!

Чем живет «Таганка»

Завершающийся сезон Театр на Таганке встречал в «растрепанных чувствах». Труппа, прославившаяся в последние годы больше скандалами, нежели творческими достижениями, настороженно встретила нового директора Ирину Апексимову и предложенный ею проект «Репетиции».
 
Целью этого эксперимента, начавшегося еще во время ремонта основного здания, было вдохнуть в театр новую жизнь: встряхнуть коллектив, найти молодых постановщиков, которые могли бы принести свои свежие идеи. Во многом это удалось.
 
За сезон театр провел 10 ежемесячных лабораторий, где показал около 30 эскизов в самых разных жанрах и стилистиках от документального спектакля Дмитрия Егорова по книге Светланы Алексиевич «Последние свидетели» до мрачного мюзикла Стивена Сондхайма «СуиниТодд, Маньяк-цирюльник с Флит-стрит» в постановке Алексея Франдетти. Кстати, последний уже включен в репертуарный план «Таганки» на будущий сезон наравне с «Иллюзиями» Ивана Вырыпаева в постановке Алексея Золотовицкого и рок-оперой Александра Баркара по мотивам гоголевского «Вия». Название четвертой премьеры, которая может выйти до конца года, пока уточняется. Аеще девять запланированы до конца 2017-го и одна на зиму 2018-го.
 
В этом сезоне были выпущены четыре премьеры, и все очень разные. Это и сюрреалистический трагифарс Леры Сурковой по пьесе Шиммельпфеннига «Золотой дракон», решенный в ультра-современной манере с использованием видеомэппинга и техники ChromaKey. И вполне традиционная по театральному языку постановка Юлии Ауг по пьесе Ярославы Пулинович «Земля Эльзы», где солировали артисты старшего поколения Любовь Селютина и Юрий Смирнов. Молодой режиссер Вячеслав Тыщук выпустил инсценировку «Петербурга» Андрея Белого, где продолжил размышления писателя о насилии, совершаемом ради высокой идеи. А ученица Марка Захарова Анна Потапова поставила шекспировского «Кориолана», который оказался в чем-то близок эстетике ранней «Таганке».
 

Спектакль начинается прямо в зале, сидящие среди зрителей артисты вдруг начинают выкрикивать реплики возмущенных римских граждан: о коррупции, о роскоши  патрициев и нищете плебеев, о своих попранных правах и так далее.  Потом митингующие перемещаются на сцену, пустую, оголенную до кирпичей, и начинается, собственно, спектакль. В жесткой, совершенно не женской по режиссерскому почерку постановке Анны Потаповой «Кориолан» превратился в политический детектив, где есть свои провокаторы, серые кардиналы, есть бестолковая толпа, которой так легко манипулировать, но над которой нельзя возноситься. Об этом забывает отчаянный рубака Марций Кориолан (Дмитрий Муляр), ему легче сразиться с сотней врагов, чем участвовать в выборах на пост консула, льстить и произносить популистские речи. Из-за этого он и гибнет в итоге, преданный и предавший, заключивший союз с врагами, но не способный сделать последний шаг и уничтожить родной город.
 
Режиссер не преминула немного осовременить действие: так, Кориолан пишет врагам послание по электронной почте, во время предвыборной речи щеголяет в футболке с очень вежливым зеленым человечком, а в качестве бонусов для народа швыряет в зал хлопчатобумажные носки. Но в финале злободневные политические аллюзии уступают место расхожему театральному символизму: убитого Кориолана обливают красным вином, а его безмолвная жена вытирает и вытирает сцену своими белыми сорочками. Прием слишком уж пафосный и много раз использованный, чтобы поставить эффектную финальную точку. Но будем надеяться, что в истории «Таганки» он прозвучит, как многоточие перед новыми творческими удачами.    
 

teatral-online.ru

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.