В Мире Театра!

«Чук и Гек» отправились в ГУЛАГ

В Александринском театре заглянули в трагическое подсознание советской сказки


Фото: Анастасия Брюханова/ Новая сцена

Аркадий Гайдар написал светлую детскую сказку — рассказ «Чук и Гек» в 1939 году. Позади пик сталинских репрессий, впереди — война. Режиссер-документалист Михаил Патласов, поставив хрестоматийный текст на Новой сцене Александринского театра, обратился к историческим реалиям и увидел страшные глубины за его безоблачным фасадом.

По образованию Патласов кинорежиссер, и в основе его постановки — параллельный монтаж. Здесь сочетаются два плана: «гайдаровский» и документальный. На длинном столе — очаровательный бутафорский пейзаж: башенки Кремля, заснеженные горы, остроконечные ели и крошечный поезд, как со старой советской открытки (художники — Александр Мохов и Мария Лукка). Петр Семак, обращаясь в видеокамеру, с ласковой родительской интонацией читает от лица Гайдара «Чука и Гека».

Периодически в рассказ вторгаются документальные свидетельства о доносах, обысках, арестах... Экранные титры указывают на источники: имена, фамилии, даты. Драматурги Андрей Совлачков и Алина Шклярская задействовали богатый документальный материал: здесь фигурируют воспоминания Хавы Волович и Тамары Петкевич, Георгия Жженова и Вацлава Дворжецкого.

Сценография минималистична: кроме стола с железной дорогой имеется конструкция в глубине сцены, напоминающая лагерную вышку. Благодаря точной операторской работе и лаконичному «видеохудожеству» спектакль производит впечатление зрелища современного, технологичного и стильного. И всё же сила его совсем не в «формализме», а в искренности актерского существования, которая возникает, когда артист остается перед камерой один на один.

В спектакле заняты 10 актеров, и каждый из них ведет свою тему. Молодые артисты, перейдя из «сказочного» плана в документальный, изъясняются от имени тех, кто был травмирован репрессиями в детстве и юности.

Дарья Степанова, играющая мать мальчиков, переходит к обобщенному образу матери и преданной жены. «Гайдаровский» и документальный планы звучат в контрапункте.

Если мать Чука и Гека надеется на скорую встречу с мужем, приславшим письмо, в котором он зовет семью «в гости», то Алексей Фролов, выступающий как муж в другой реальности, отвечает: «Ты пишешь о свидании: брось эту мысль. Человеку, не бывшему в таких условиях, знакомство с ними будет равносильно убийству».

В общей композиции выделяется образ, созданный актрисой Ольгой Белинской на основе мемуаров Агнессы Мироновой-Король — супруги крупного чиновника, арестованного в 1939 году. Эта женщина в отличие от других персонажей не вызывает симпатии. Кажется, все ее интересы сводятся к стремлению комфортнее и выгоднее обустроиться, будь она в статусе подруги «большого человека» или — впоследствии — заключенной ГУЛАГа.

Но доля этого персонажа не менее горька. Во время рассказа о гибели своего нерожденного ребенка актриса достигает трагического напряжения, леденящего душу эффекта, нисколько не побуждая зрителей к сочувствию, но обозначая внутренние движения Агнессы Ивановны с «прокурорской» рациональностью.

К финалу спектакля действие, кажется, катится со всех катушек: там, где у Гайдара — воссоединение семьи и празднование Нового года, у Патласова — рассказ о зверствах урок, воплощенный на сцене как dance macabre, гротескный хоровод с уродливыми масками.

Но завершается спектакль всё же открытой вопросительной интонацией, далекой от обличения. Каждый из артистов обращается к зрителям от своего лица: один делится жизненным наблюдением по теме постановки, другой обращается к истории своей семьи, где смешались жертвы и палачи. «Могла бы я стать охранницей в ГУЛАГе? Я не знаю», — растерянно говорит одна из актрис. И это честное признание — лучшее доказательство, что ошибки прошлого надо помнить.

 

Известия

© В МИРЕ ТЕАТРА

Метки записи:   ,
Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.