В Мире Театра!

Цветущие красавицы Третьяковки

Выставка «Образы Флоры» демонстрирует эволюцию женского портрета от XVI до XIX века

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

Экспозиция «Образы Флоры», с которой Третьяковская галерея начала 2017 год, выстроена вокруг одной картины. Неизвестный живописец XVI века из мастерской Леонардо да Винчи изобразил девушку в образе античной богини, повторив известный сюжет другого ученика гения — Франческо Мельци. Шедевр эпохи Возрождения демонстрируют московской публике впервые. А в качестве оправы для заморского бриллианта музей представил полотна и скульптуры отечественных художников XVIII–XIX веков, объединенные темами женской красоты и цветов.

С главным экспонатом связано немало загадок. Работа была продана на лондонском аукционе Christie’s в 2012 году как копия с произведения Мельци (оно хранится в Эрмитаже). Однако в отличие от эрмитажного экспоната «Флора» безымянного автора сохранила оригинальные материалы, которые указывают на ее французское, а не итальянское происхождение.

Скорее всего, Мельци, сопровождая Леонардо в поездке во Францию, взял с собой «Флору», где она и стала образцом для местных учеников гения. Но главная интрига заключается в степени участия да Винчи в ее написании. Опубликованные результаты исследований (рентгенографии, инфракрасной съемки, искусствоведческого анализа) позволяют предположить, что к созданию полотна мог приложить руку и сам Леонардо.

— «Флора» из частной коллекции сохранила стилистические особенности гения, несмотря на подновления и реставрационные вмешательства, выявленные в процессе диагностических исследований, — считает президент Российской академии художеств Зураб Церетели.

Впрочем, вне зависимости от истинного авторства картина пленяет сдержанной изысканностью цветовой гаммы, прелестными деталями (узор листьев папоротника перекликается с прической девушки) и, конечно, образом героини. На ее губах блуждает полуулыбка — такая же загадочная, как у знаменитой Джоконды.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

В российской части экспозиции отражено преломление цветочных мотивов в искусстве более позднего времени. «Портрет великой княжны Александры Павловны» Владимира Боровиковского (1790-е) изображает дочь Павла I в парадном наряде, но официальность смягчена розами, вплетенными в пышную прическу. На картине «Андалузянка» русско-французского живописца Карла Штейбена (1834) запечатлена девушка в национальном испанском костюме. Она игриво смотрит на зрителя и отрывает лепестки от ромашки: способы гадания «любит – не любит» за два века мало изменились.

В «Мечтании» Тимофея Неффа (1840-е) — томная красавица с плющом, обвивающим распущенные волосы, напоминает образы прерафаэлитов, а «Богоматерь с Младенцем в розах» Федора Бруни (1843) и «Благовещение» Якова Капкова (1852) демонстрируют использование цветов в религиозных сюжетах. Дополняют экспозицию два мраморных бюста с изображением дам, чьи прически украшены розами и пшеничными колосьями.

— Это первый пример камерных, фокусных выставок, которые мы планируем регулярно устраивать в рамках постоянной экспозиции, — сообщила директор музея Зельфира Трегулова. — В нескольких залах будут демонстрироваться работы из наших фондов, которые расширяют представления о русском и мировом искусстве, но в ином контексте вряд ли были бы извлечены из запасников.

Составить собственное представление о загадочном шедевре и погрузиться в атмосферу природной красоты и благоухания посетители Третьяковской галереи смогут до 26 марта.

Известия

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.