В Мире Театра!

Дандар Бадлуев: «Успех номера на 50 процентов зависит от костюма»

У нашего народа огромная кладезь фольклора, легенд, песен, ритуалов, обрядов, традиций, которые дают пищу для множества постановок, художественных произведений, научных работ. От одной искры настоящего творчества разжигаются все новые и новые огоньки вдохновения и созидания.

Бурятские танцы – глубокая тема, которую надо еще изучать и изучать.

Каким завораживающе красивым церемониальным дворцовым танцем «Хатадын бужиг» открывался нынешний сезон Бурятского государственного национального театра песни и танца «Байкал». Поставленный в середине прошлого века монгольским хореографом Сэвжэдом для одного из художественных коллективов Монголии он до недавнего времени оставался в забвении. Этот торжественный танец решил восстановить директор театра «Байкал», заслуженный работник культуры Республики Бурятия Дандар Бадлуев. Перед ним стояла задача не только воссоздать колорит танца, соответствующую лексику движений, музыкальный ряд - полную картину в целом можно было воспроизвести только с помощью богатых сценических костюмов, украшений артистов.

- В культуре любого народа зашифрован его генетический код, - утверждает Дандар Бадлуев. - Душа народа – субстанция вечная. Все, из чего состоит культура народа, развивалось во взаимосвязи – танцы, песни, музыка, изобразительное искусство и т.д. Также национальные костюмы являются важной неотъемлемой частью образа народа и его культуры, через него  люди издавна умели заявить о себе. У каждого народа свои уникальные национальные наряды. Работа над танцем в любом случае не может идти без работы над сценическими костюмами наших артистов. Создавая номер, ты уже  представляешь определенные образы, обдумываешь детали, делаешь наброски, даже в процессе их изготовления еще что-то дорабатываешь.

«Хатадын бужиг» удалось продемонстрировать все богатство и великолепие нарядов цариц монгольского мира.

Одежда всегда была и остается неотделимой частью материальной культуры общества. В национальной одежде, которую народ носил на протяжении веков, находили отражение исторические события и разные бытовые традиции. Многовековые художественные традиции переплетались с чаяниями и мудростью поколений, которые их создавали. В 2005 году в Улан-Удэ проходил I международный фестиваль «Мода монголов мира» - идея его проведения родилась годом раньше на научной конференции, на которой собрались ученые Монголии, Китая, России. Тогда же была создана ассоциация «Одежда монголов мира» - инициаторами ее создания стали Академия одежды монголов мира, Институт кочевых цивилизаций и Ассоциация женщин Монголии. Ставились грандиозные задачи и цели по научно-исследовательской работе по сохранению подлинных экземпляров одежды, созданию музейных экспонатов национальных костюмов монголоязычных народов.

- Одним из важных моментов в нашей работе становится создание костюмов. Для этого приходится искать этнографический материал, изучать краеведческую литературу, обращаться в музеи, прошерстить весь интернет в поисках необходимого, - рассказывает Дандар Жапович. – Я, наверное, всегда интересовался этим. Еще будучи студентом института культуры, приезжая домой в Далахай, приставал с расспросами к маме, тете – какие костюмы раньше надевали, какие были головные уборы, какие украшения носили и тому подобное. К большому сожалению, никаких фотографий старинных и в те годы невозможно было найти, поэтому представление о национальной одежде своего рода тогда приходилось составлять только по устным рассказам. Кое-что рисовал, чтобы приблизиться к подлинным предметам одежды, ее деталям, наглядно показать то, что узнал, удостовериться в правильности своих представлений, открытий.

На прошедшем весной 2005 года фестивале «Мода монголов мира» на суд международного жюри и зрителей было представлено свыше 150 моделей по трем номинациям «Традиционный костюм», «Современная одежда», «Ювелирные украшения». В каждой номинации вручался гран-при – статуэтка Алан-Гуа – праматери «золотого рода» Борджигин – с денежным призом 1000 долларов. В конкурсной программе участвовали модельеры и дизайнеры одежды, ювелиры из Монголии, Китая, Агинского, Усть-Ордынского округов, Бурятии и Тувы. Соседние страны представляли уже признанные мастера модельного мира. Мы же, зрители, с нескрываемым удивлением открывали для себя красоту национальной одежды, а ее символику, исконный смысл и особенности нам еще предстояло изучать и изучать. Если в Монголии тогда уже проходили фестивали «Праздничная одежда монголов мира», конкурсы «Гоел», где модельеры демонстрируют, например, коллекции «Монгольские ханы и царицы», «Чингисхан», «Сановники Чингисхана», то для нас это было  грандиозное событие.

Тогда к удивлению многих свои коллекции показали непрофессиональные модельеры Бурятии – преподаватель национальной бурятской гимназии-интерната № 1 Дыжит Мантурова, хореограф Людмила Борисова (костюмы ансамбля «Жемчужина Байкала»), театральный художник Елена Демидова. Конечно же, красотой костюмов своих танцовщиц покорил зрителей заслуженный деятель искусств России, тогда руководитель театра танца «Бадма Сэсэг» Дандар Бадлуев.  Гран-при, по мнению многих, тогда незаслуженно было присуждено другому участнику – гостю из Тувы.

«Принцессы Чингисхана», «Летящие стрелы Бальжин хатан», «Мандухай», «Песня кочевника», «Сон в молоке» - сами названия коллекций навевали определенный настрой и, наверное, были предвестниками перемен, новых творческих идей. Перелив шелка и парчи, глубина бархата, блеск золота и серебра, благородство драгоценных камней, воинственность конского волоса и кожи. Медлительная грациозность и изящество ханских жен и дочерей – порой это казалось видением из былых эпох.

Интерес к национальной одежде у Дандара Бадлуева, наверное, проснулся вместе с интересом к народным танцам – иначе быть не могло. Он изучал костюмы разных народов, ведь ему со своими артистами приходилось ставить танцы разных народностей. В ансамбле «Лотос»  их было немало – он создавал эскизы, по которым костюмы отшивали в ателье «Новинка». Дандар Жапович и сегодня с благодарностью вспоминает закройщиц, с которыми тогда приходилось работать, Розу Цыреновну Дандарову и Викулину, с ними можно было браться за создание самых сложных сценических образов. Например, он вспоминает, что очень ответственной и масштабной была их работа для номера «Цветок лотоса».

- Успех номера на 50 процентов зависит от костюма, - убежден хореограф. – Конечно, в работе над танцем репетиции проводим без костюмов, но когда артист уже переоделся, то у него сразу же меняется характер движений, пластика, походка. И внутри все меняется у человека – в него как бы вселяется образ, который он представит зрителю.

Интересно, что еще во времена Чингисхана существовала всегосударственная регламентация одежды и ее цвета.  Насчитывается около 400 видов монгольского дэли, 20 видов национальной обуви и 10 видов поясов. Какую кропотливую работу приходится  проделать для каждого проекта – приходится только догадываться. Дандар Бадлуев вспоминает, как он наведывался в музейные фонды, когда они еще находились в Одигитриевском соборе. Какой радостью для него было увидеть подлинные национальные костюмы, для него была важна каждая маленькая деталь, каждый шов имел значение. Он старался уяснить всю технологию изготовления головных уборов. Разве с фотографии и картин можно узнать, из чего сделаны женские накосные украшения – для него было открытием то, что форма их делалась из бересты, обтягивалась тканью, а поверх обшивалась бархатом.

Он срисовывал то, что мог. Ему пригодилось то, что при каждой возможности он рисовал – когда под рукой оказывались бумага и ручка. Слушая преподавателя на уроке, он мог изобразить лошадь, чье-то лицо, орнамент. Ему хотелось серьезно заняться живописью. Был очень впечатлен работами Святослава Рериха, чья выставка в его студенческие годы проходила в Улан-Удэ. Он даже сходил к знакомому художнику на небольшой мастер-класс, загрунтовал холст и сам нарисовал маслом восточную картину. Были у него и другие опыты – несколько буддийских танка.

В студенческие годы - во времена повального дефицита - Дандар даже сшил себе на маминой ручной швейной машинке «Зингер» модный джинсовый костюм, покрасил в модный ультрамарин, чем вызвал восторг и немалую зависть друзей. Желание творить – несомненно, неотъемлемая черта Дандара Бадлуева. Но весь жар своей души, творческого огня он отдает танцу.

Много интересного Дандар Жапович может рассказывать о бурятских национальных костюмах, в том числе и об украшениях, их разновидностях, даже о технологии их изготовления. Но в процессе работы всегда возникает и множество вопросов. Творческий процесс это и предполагает, без обсуждений и мозгового штурма на деле не обходится. Сейчас в театре «Байкал» работают прекрасные мастера – закройщицы-конструкторы Ольга Тыпкесова и Лариса Аюрова. За годы совместной работы они научились друг друга понимать без лишних слов.

Также сами артисты не ждут готовенького, они вовлекаются во стадии работы над тем или иным проектом. К примеру, создание головных уборов – два закройщика и четыре швеи чисто физически за короткий срок не управятся с объемом работы. Тогда по одному эскизу все кроится, создается один образец, а дальше все детали вручную собирают сами артисты. Конечно, уже на этом этапе начинает появляться несравнимая ни с чем аура созидания, сотворчества – возможно, в этом и кроется уникальность этого творческого коллектива, создается особая невообразимая энергетика, способная  объединять, вдохновлять, любить.

infpol

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.