В Мире Театра!

Данила Козловский: «Она такая одна». 8 декабря 60 лет со дня рождения Марины Голуб

К юбилею актрисы, чья жизнь трагически оборвалась в октябре 2012 года, в фойе МХТ им. Чехова открывается выставка «Незабываемая Марина Голуб». В экспозиции будут представлены фотографии из семейного архива и музея МХАТ. Вспомнят о ней и друзья, в числе которых – Данила Козловский. «Театрал» попросил артиста рассказать о Марине Голуб.

– Я понимаю, что Марины больше нет с нами, но я всё равно продолжаю думать о ней так, как будто бы она до сих пор здесь. Для меня она рядом. Я знаю, что и для многих других это так. Это первое интервью, в котором я говорю про Маню, потому что говорить о ней в прошедшем времени как-то непонятно и странно...

Мы с ней познакомились давно – на одном из театральных вечеров в Москве. Потом фрагментарно встречались, но первое настоящее общение возникло во время гастролей в Америке. Они ездили туда с «Борисом Годуновым», а мы – с «Жизнью и судьбой». И так совпало, что жили мы в одном отеле.

Однажды у нас был один выходной, я решил съездить в Вашингтон. Маня меня останавливала:

– Зачем тебе сдался этот Вашингтон? В Нью-Йорке столько всего интересного. Один день. Займись делом. Куда ты несешься?

Я говорю:
– Нет, нет, Манечка, надо в Вашингтон. Там столица США.
– Ну, езжай.

В итоге я не доехал до Вашингтона, потому что запутался в дорогах и развязках на выезде из города. Психанул, сломал педаль газа, еле-еле добрался до пункта проката автомобилей. В итоге потерял целый день. Вечером Маня спрашивает:
– Ну, как Вашингтон?

Ответить мне ей было нечего. Оставалось только жалеть, что не послушал.


А потом мы с ней вместе снялись в картине «Пять невест» Карена Оганесяна, где очень подружились.
Однажды, мы вместе в машине куда-то ехали. Маня была за рулем и решила объехать пробку. А сзади плелся человек на «Лексусе», который последовал нашему примеру. И, в общем, маневр был неудачный, мы столкнулись. Пока мы выходили из машины, выяснилось, что страховка закончилась позавчера, Маня не успела ее продлить.
В этот момент к нам приближается водитель «Лексуса». Маня очаровательно улыбается:
– Здравствуйте.

Водитель Лексуса оказался приятной женщиной.
– Ой, вы же Марина Голуб.

Маня отвечает:
– Да, и у меня нет страховки.
– И у меня тоже нет страховки.

В общем, постояли, поболтали посреди дороги, Марина пригласила ее на спектакли – разъехались.

В другой раз она приехала ко мне на премьеру в Петербург и попала еще на генеральную репетицию, на которой я получил травму. Пока я беседовал с режиссером, Маня меня ждала. Наконец, я выхожу и говорю:

– Ты знаешь, по-моему, у меня что-то с рукой. Мне нужно в травмпункт.
– Я еду с тобой.

Поехали вдвоем. Меня осматривают, делают снимок и сообщают, что рука сломана.

Я, естественно, отказываюсь от гипса. Какой еще гипс, если завтра премьера. И вдруг Маня говорит:

– Ты наденешь гипс и будешь играть в гипсе.
– Нет, на сцену я в гипсе не выйду. У меня спектакль.
– У тебя спектакль – говно, я его видела, и он не стоит твоего перелома. Ты наденешь и будешь ходить в гипсе.

В общем, заставила меня надеть гипс и действительно, когда я играл спектакль, почти никто ничего не заметил.

...Мы дружили. Если я приезжал в Москву на съемки, Маня могла позвонить и спросить,
– Ты что в Москве?
– Да, Москве. А как ты узнала?
– Просто почувствовала. Я заеду к тебе, кофе выпьем.

Вот такая была Маня.
И действительно, вскоре она приезжала – красивая, радостная.
Описывать, что такое Марина – бессмысленно. Она вне рамок и определений. Это человек, которому ты реально, по-настоящему, был интересен. Который звонил и говорил не о себе 30 минут, а заставлял тебя говорить полчаса. О том, что с тобой происходило, что тебя тревожит. Который интересовался твоей жизнью по-настоящему, который за тебя переживал, помогал, подбадривал, смешил. Который не позволял тебе зарываться в плохое настроение и уходить туда надолго.

Редкий, честный человек. В каждом своем проявлении, поступке, слове. Если тебе безнадежно грустно, надо звонить Мане. Если тебе хорошо, надо звонить Мане, потому что она имела тот редкий дар, по-настоящему, радоваться за тебя. Часто, даже больше чем ты сам.

Это невероятно талантливый человек с какой-то космической энергией. Если Маня появлялась в компании, это сразу становилось событием.

Однажды ее спросили, что такое любовь. Она ответила: «Когда в отсутствие человека задыхаешься, а в его присутствие понимаешь, что это и есть твой мир. Наверное, это и есть любовь».

В тот момент, мне как-то особенно хотелось ответа на этот вечный, жутко банальный, почти пошлый вопрос. И везде я натыкался на цитаты великих людей, которые, кроме как на каком-то интеллектуальном уровне, меня больше не задевали. И потом я прочитал вот эту фразу. Такую простую, настоящую, понятную, «пережитую» ею. И, как будто, что-то понял. Что-то почувствовал.

Она такая одна. Я благодарен жизни за то, что знал ее, за то, что у меня была возможность взять и позвонить ей. И она всегда снимала трубку. У нее всегда было время для тебя. И столько любви...

teatral-online.ru

© В МИРЕ ТЕАТРА

Метки записи:   ,
Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.