В Мире Театра!

Дмитрий Ревякин: «Молодиться в полтинник — это какой-то моветон»

Лидер группы «Калинов мост» — о том, как собрать миллион на собственную музыку, роли матери в написании текстов и значении бороды

Фото: РИА НОВОСТИ/Алексей Куденко

Знаменитая сибирская рок-группа «Калинов мост» встретила 2017 год новым альбомом «Сезон овец», биографическим документальным фильмом, посвященным своему 30-летию, и диском-трибьютом, где песни «Моста» исполнили и уже легендарные, и еще молодые коллеги. Сейчас КМ готовится к выступлению на 10-й церемонии вручения рок-премии «Чартова дюжина» в столичном «Олимпийском». С лидером группы Дмитрием Ревякиным пообщался обозреватель «Известий».

— Уже решили, с чем придете в «Олимпийский»?

Сыграем несколько песен, в том числе «Всадники» из «Сезона овец». А еще споем нашу «Родную».

— В ключевых композициях альбома — заглавной теме или, например, в «Рокоте рока» — появилась ранее не свойственная «Калинову мосту» рэперская интонация.

— «Рокот рока», «Сезон овец», «Стезя» — эти вещи написаны подряд, буквально за несколько дней. Я пытался экспериментировать, скажем так, в новом для себя стихосложении: с урбанистической составляющей и оглядкой на то, как работают рэп-коллективы. Это было после студийной сессии и моего общения с группой «25/17». Они предложили мне записать фрагмент в их теме «Корабль». Я спел и подумал: ну-ка, попробую тоже сделать что-то в подобном ключе. Было интересно, как я поэтически справлюсь с такой музыкой.

— Помимо музыкальных трансформаций, ты решился и на почти революционную для тебя перемену облика — сбрил свою «старообрядческую» бороду. Насколько я знаю, к такому шагу тебя подтолкнул сын?

— Да, он же — директор нашей группы. Поэтому занимается разными вопросами, иногда приказывает. Раньше с директорами у меня отношения складывались сложно. Типа, я и сам с усами. А теперь вот я без усов (улыбается) и вынужден подчиняться.

— Но ведь для тебя борода была не просто стилистическим элементом…

— Да, это нормативный образ. С детства хотел носить бороду. Помню, у нас за поселковую команду играл футболист с этакой шкиперской рыжей бородой. Я мечтал: «Эх, мне бы такую». Наконец у меня борода появилась, и это стало реперной точкой, краеугольным камнем. «Мужик должен быть с бородой». Я так и сыну говорил. Как я буду без бороды, которую ношу уже лет пятнадцать?

Я — не юноша, мне уже за полтинник. К чему молодиться? Это какой-то моветон. А он отвечал: «Ты — прежде всего артист. Для имиджа лучше ее сбрить». Неделю обдумывал его предложение. Находился в этот момент у родителей в Забайкалье. Так он им позвонил — так сказать, подговорил деда с бабушкой, и они заняли его сторону. В итоге я уступил. Сам побрился — салонов там нет (улыбается).

— Полагаю, не меньшие сомнения тебе одолевали, когда для записи «Сезона овец» группа обратилась к модному ныне краудфандингу? Ожидал, что так бодро соберется нужный миллион рублей?

— Да, определенная рефлексия присутствовала. Мол, как так — деньги у народа просить? Типа побираемся, что ли... Но всё получилось хорошо. С нами персонально работал менеджер Леня Мельников, наш земляк из Новосибирска. Помню его еще по институту, мы — одно поколение. И он нашел слова, чтобы убедить меня это сделать.

А сейчас опять такая ситуация. Речь об издании пятой книги моих стихов и новом сольном альбоме. Я вновь сомневаюсь: ну как теперь-то обращаться к краудфандингу? Только что ведь просили. Но Леня объясняет: «Старик, это же как подписка. Кому не надо — тот денег не даст». Наверное, так. Но всё равно я еще должен об этом подумать и пока сделать некоторую паузу.

— Среди опций, предлагавшихся «вкладчикам» в ваш новый альбом, была и такая: «Дмитрий Ревякин отрецензирует ваши стихи». Насколько я понял, предложение пользовалось спросом?

— Да, эти лоты раскупили, но стихов пока не присылали. Хотя я готов: похвалить или ткнуть автора носом в ошибки мне несложно. Это надо делать. Меня всю жизнь тыкают, и поэтому движение какое-то в этом смысле происходит.

— А кто сейчас твои рецензенты?

— Мама — она учитель русского языка и литературы, сын, участники КМ временами высказывают замечания. Сейчас поменьше, конечно. А раньше давление было неимоверное.

— И после таких «тычков» ты идешь и переписываешь?

— Да. Что-то убираю, какие-то строчки меняю. Я очень пластичный в этом смысле. Замечания касаются в основном каких-то моих утверждений или неделикатных образов. К слову, именно мама когда-то предложила убрать окончание в первом слове названия нашей группы. Изначально мы именовались «Калиновый мост», а она сказала, что правильнее «Калинов мост». Сейчас иногда звоню ей, если не удается найти нужный синоним или возникают другие вопросы по тексту. Зачитываю, и она отвечает: «Подожди, мне нужно подумать». А потом предлагает свой вариант.

— Понимаю, что тебе сложно судить объективно, и все-таки: что получилось удачнее — трибьют Башлачеву, который собирал ты, или трибьют «Калинову мосту», сделанный коллегами как бы для вас?

— Трудно сравнивать. Башлачевский трибьют создавался одной группой — «Калинов мост». Мы делали аранжировки, выбирали песни, а потом просто приглашали конкретных певцов и доводили композицию под них. В трибьюте КМ каждую вещь самостоятельно записывали разные музыканты — от корифеев до молодых. И я всем им искренне благодарен за то, что они нашли для такой работы силы и время. Как Слава Бутусов сделал свой трек! А Пелагея! Она вообще меня впечатлила. Чувствуется, что человек понимает, о чем поет, и при этом обладает великолепной вокальной техникой.

— В юбилейном фильме о «Калиновом мосте» «Пьеса сроком 30 лет» Константин Кинчев признается, что ему посчастливилось дружить с двумя гениальными людьми — Александром Башлачевым и Дмитрием Ревякиным. Ты согласен с таким сопоставлением?

— Нет, я к себе часто отношусь юмористически и с Башлачевым себя не сравниваю. Но Костя впервые так высказывается, и в данном случае я не удивился. Хотя неловкость всё равно испытываю. Вообще предпочитаю, когда говорят не обо мне, а о группе. Я формировался в коллективе с детства, еще когда играл в оркестре народных инструментов. А Башлачев был один с гитарой.

— Семь лет назад ты говорил мне о «героической бронзовой эпохе русского рока», которая завершилась и «больше не будет никакой». По-прежнему так думаешь?

— Это было авторитарное максималистское утверждение (смеется). Но сейчас действительно некоторая пауза. Такой мощной волны, какая поднялась в период 1980–1990-х, сегодня не просматривается. Пока не тянут ребята. Потому что решают какие-то локальные и не совсем творческие задачи: материальные, форматные. Думаю, это временно. Что-то впоследствии всё равно родится, возникнет...

Справка «Известий»

Творчество группы «Калинов мост» (основана в 1986 выпускником НЭТИ Дмитрием Ревякиным) сочетает рок-музыку с влияниями русских народных песен и славянской мифологии. Сам Ревякин характеризует музыкальный стиль «Калинова моста» как «новые казачьи песни». В числе последних студийных альбомов коллектива — «Золотое толокно», Contra, «Циклон» «Сезон овец».

Известия

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.