В Мире Театра!

Елена Баснер целиком и полностью оправдана

Фото: Денис Вышинский/ТАСС

17 мая в Дзержинском районном суде Санкт-Петербурга была признана невиновной видный специалист по русскому авангарду, искусствовед Елена Баснер — ей предъявлялось обвинение в «мошенничестве в особо крупном размере, совершенном группой лиц по предварительному сговору», которое заключалось в том, что при ее содействии коллекционер Андрей Васильев приобрел картину Бориса Григорьева «В ресторане», позднее признанную подделкой. Процесс, который длился более полутора лет, завершился. Оправдательный приговор судья Анжелика Морозова оглашала более двух часов.

Помимо камер городских и федеральных телеканалов, большинство пришедших на  финальное заседание суда составляли сторонники, друзья и коллеги Елены Баснер — в тесном зале можно было увидеть многих сотрудников Государственного Русского музея и известных представителей петербургской интеллигенции. Уголовное дело, начавшееся в 2014 году с заключения Елены Баснер под стражу, вызвало широкий резонанс: против ареста искусствоведа тогда выступили многие деятели культуры, начиная с директора Государственного Эрмитажа Михаила Пиотровского.

Все собравшиеся на оглашение приговора были в напряжении: каким будет решение по делу, инициированному по распоряжению главы Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина, не мог предугадать никто. Напомним, в ходе прошедших 11 мая прений сторон гособвинение потребовало приговорить Елену Баснер к четырем годам колонии общего режима с возмещением материального ущерба. Защита в лице адвокатов Ларисы Мальковой и Марины Яниной, которые еще в начале процесса предлагали прекратить уголовное дело за отсутствием состава преступления, указывала на недоказанность обвинения и рассчитывала на оправдательный приговор.

История с работой под названием «В ресторане» начинается летом 2009 года, когда человек, представившийся как Михаил Аронсон, принес домой к Елене Баснер, работавшей тогда экспертом аукционного дома Bukowskis, картину, доставшуюся ему, по его словам, в наследство и происходившую «из старинной и разделенной петербургской коллекции». Увиденная вещь произвела на искусствоведа очень хорошее впечатление и была атрибутирована Баснер как подлинное произведение Бориса Григорьева, связанное с известной ей коллекцией Николая Тимофеева, тем более что черно-белое воспроизведение идентичной работы было в альманахе 1914 года «Мой журнал для немногих», издававшемся меценатом Александром Бурцевым.

Для дальнейшего исследования Баснер обратилась к арт-дилеру Леониду Шумакову, в чьем издательстве «Золотой век» вышла монография о Борисе Григорьеве, написанная Тамарой Галеевой, крупным отечественным специалистом по творчеству художника. Приехав за книгой к издателю, Баснер в разговоре упомянула обнаруженную работу Григорьева, что сразу же заинтересовало Шумакова, предложившего купить ее. Получив согласие продавца и оценив работу приблизительно в €180 тыс., она передала работу Шумакову, который привез в залог часть суммы, а через три-четыре дня окончательно рассчитался.

Настоящим покупателем работы был коллекционер Андрей Васильев, что выяснилось два года спустя, когда он предоставил работу в галерею «Наши художники» на выставку и от директора галереи узнал, что эксперты Центра имени Грабаря, где работа находилась на исследовании весной 2009 года, не подтвердили ее подлинность из-за наличия фтолоцианиновых пигментов, не существовавших в 1913 году. Вслед за этим заключение о поддельности работы «В ресторане» было сделано в Русском музее в 2012 году.

В отделе рисунка Русского музея с 1983 года хранился подлинник — аналогичная работа Бориса Григорьева, поступившая вместе с остальными произведениями из собрания Бориса Окунева. Приемка коллекции, переданной в дар музею, велась комиссией с участием Елены Баснер, которая позднее участвовала в составлении каталога выставки подаренных работ. Но среди почти 400 инвентарных номеров в коллекции Окунева были гораздо более значительные вещи, чем плохо сохранившаяся григорьевская гуашь на картоне, например, такие как «Богоматерь Умиление злых сердец» Кузьмы Петрова-Водкина. С тех пор Елена Баснер, работая в отделе живописи, в течение 26 лет не имела дела с так заинтересовавшим следствие и суд произведением Григорьева и забыла о его существовании — оно поступило в отдел графики, получило название «Парижское кафе» и до 2009 года вынималось только для реставрации.

Начиная с 2011 года Елена Баснер самостоятельно пыталась разобраться в ситуации и отстоять свою правоту как искусствоведа — именно тогда в ее компьютере появилась сделанная в музее фотография оригинала работы Григорьева. Но только на «очной ставке» с двумя работами — поддельной «В ресторане» и подлинной «Парижское кафе», случившейся в 2014 году в кабинете следователя, она поняла, что ошибалась. Елена Баснер всегда заявляла, что это было добросовестным заблуждением: она не делала официальной экспертизы, а высказала субъективное мнение о подлинности картины, справедливо считая, что задача окончательного установления подлинности путем экспертизы лежит на покупателе.

Судья Анжелика Морозова согласилась с точкой зрения адвокатов — Елена Баснер полностью оправдана за недоказанностью обвинений. С формулировкой «доводы стороны обвинения признаются судом надуманными» аргументы Андрея Васильева и его адвокатов последовательно назывались ошибочными, а предъявленное обвинение в мошенничестве — внутренне противоречивым. Так, за полтора года судебного следствия бесспорно был установлен только тот факт, что в 2009 году подделка находилась на экспертизе в Центре имени Грабаря. «Не было установлено юридически значимых фактов, — сказала судья в завершение, — достаточных для вывода о виновности подсудимой. Каждое из доказательств, приводимых стороной обвинения, либо носит характер предположения относительно того, как должны были бы развиваться события, с точки зрения стороны обвинения, либо прямо опровергается исследованными доказательствами». Оказалась несостоятельной и стратегия обвинения, направленная на вынесение приговора по совокупности косвенных признаков.

Суд оставил без удовлетворения гражданский иск Андрея Васильева на сумму, эквивалентную $250 тыс. по нынешнему курсу. Наоборот, Елена Баснер имеет право требовать компенсации морального вреда, причиненного ей в связи с возбуждением уголовного дела. Она окончательно освобождена от условий домашнего ареста, с нее снята действовавшая на время следствия и суда подписка о невыезде, будут возвращены все телефоны и компьютеры. Злополучная «В ресторане»  будет отдана обратно Андрею Васильеву — в материалах дела подделка была оценена в сумму немногим более 11 тыс. руб.

За «делом Баснер» с пристальным вниманием наблюдали искусствоведы, музейщики, коллекционеры. Важный итог вынесенного решения состоит в том, что экспертное мнение искусствоведа было, несмотря на старания прокурора, декриминализовано судом, знаточеская оценка произведения искусства не признана уголовным преступлением.

theartnewspaper.ru

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.