В Мире Театра!

Елизавета Боярская: «Таких, как Анна Каренина, сегодня единицы»

Актриса — о новом прочтении романа Толстого, профессиональном счастье и семейственности на съемочной площадке


Фото: РИА НОВОСТИ/Екатерина Чеснокова

17 апреля стартует телесериал Карена Шахназарова «Анна Каренина. История Вронского». В роли Анны — Елизавета Боярская. О новом прочтении романа Льва Толстого и своем восприятии героини актриса рассказала корреспонденту «Известий».

— Анна Каренина — одна из самых желанных ролей для актрисы. Для вас предложение сыграть ее было неожиданным?

— Неожиданным было само решение приступить к еще одной экранизации романа Толстого, в последнее время их было довольно много. Да, я мечтала об этой роли, мне очень нравится это произведение. В разных возрастах его по-разному воспринимаешь, появляются новые переживания, симпатии и антипатии. Конечно, я всегда хотела сыграть Каренину, но не думала, что это получится сделать в кино. Мне казалось, что скорее моя мечта воплотится в жизнь на театральной сцене.

— Как вы узнали, что готовятся съемки?

— Об экранизации узнала от друга, с которым мы вместе снимались. Он как-то сказал, что собирается идти на пробы в картину «Вронский», и я подумала: надо бы и мне… Только подумала, а через два дня мне позвонили и позвали. Пробы шли два месяца, с разными партнерами. Утвердили меня только с четвертой попытки.

— Вам не страшно было? Вы же понимали, что вас будут сравнивать, скажем, с Татьяной Самойловой?

— Конечно, понимала. Но к чему бы я пришла, если бы всякий раз говорила себе: я так боюсь, что меня будут сравнивать, пожалуй, лучше откажусь. Главным предметом моего интереса было сыграть, прожить, проговорить эти тексты. К досужим обсуждениям отношусь с юмором и легкостью, тут уже давно выработался иммунитет, а к мнениям профессиональным — с трепетом и вниманием. Я переживаю за результат, вот это для меня важно.

Вспоминая процесс съемок, могу сказать: это было большое профессиональное счастье. Всё случилось, как было задумано, как мы — Максим Матвеев в роли Вронского, Виталий Кищенко в роли Каренина, я — Анна и, конечно, режиссер Карен Георгиевич Шахназаров — сочинили, прочувствовали и прожили. Была бы другая Анна, другой режиссер — было бы по-другому.

— В романе Толстого тонко исследованы движения женской души. Какая черта характера Анны была для вас определяющей?

— Одну черту невозможно назвать. Анна удивительно разная у Толстого. Я отталкивалась от своего театрального опыта у Льва Абрамовича Додина (худрук Малого драматического театра. — «Известия»), для меня было важно почувствовать многогранность героини. Хотелось ее увидеть энергичной, непосредственной, смешливой, обаятельной молодой женщиной в начале истории и проследить за переменами в ее характере к финалу, где мы вполне допускаем, что она может вызывать неприязнь, а не сочувствие.

Если выписать все эпитеты, которыми Толстой в романе наделяет Анну, они будут полярными, так что главные черты ее характера выделить сложно. Мне хотелось уйти от образа взрослой дамы света: грациозной, загадочной, томной, но холодной. Она такой не была.

Такая женщина не могла бы так страстно влететь в роман. Она эмоционально подвижная натура, темпераментная и страстная, хотя сама этого про себя еще не знает. И нельзя забывать, что Анна — молодая, ей было всего 26 лет, когда она влюбилась во Вронского.

— По тем временам это был зрелый возраст.

— Кто знает наверняка, как было тогда? Это всё уже условность. Быт, этикет того времени можно воспроизвести, но сравнивать себя с героиней будут современные люди. И чувства будут оценивать те, которые и сейчас всем понятны. Анна впервые страстно полюбила. За Каренина она, безусловно, вышла замуж по любви, уважая его. Но она не знала страсти.

— Когда вы готовились к роли, чем, кроме текста Толстого, пользовались?

— Были разные лекции и книги о романе. Были и подсказки. Один почтеннейший театральный режиссер сказал: не забывай, что она в первую очередь просто «баба». А это зверь, который способен на многое — вопреки всяким рамкам и приличиям. Другой режиссер заметил как-то, что Анна — не гранд-дама, а молодая женщина, которая полюбила. Но, конечно, главными камертонами для меня были роман Толстого, видение Карена Георгиевича и я сама.

— В мире уже есть более 50 экранизаций романа Толстого, знаменитый балет, несколько опер. Как вы думаете, почему «Анна Каренина» так притягивает к себе?

— Этот роман затрагивает темы, близкие людям во все времена, — любовь, страсть, отчаяние, предательство, муки совести, любовь к ребенку, трагическое чувство вины, ненависть, смирение, прощение. Это если не касаться Левина и других важнейших героев.

Вроде бы вполне банальный набор тем, но Толстой так их раскрывает, что все они видятся созвучными именно тебе, трогают, волнуют, вовлекают в душевные терзания и размышления героев. Равнодушным остаться невозможно. Роман можно по-разному трактовать, сочинять непохожие друг на друга сценарные композиции — это зависит от режиссеров, но текст и его идеи всегда будут столь же пронзительными.

— Одна из главных тем романа — конфликт Анны и общества, которое не признает ее право любить не по правилам. Сегодняшнее общество куда более спокойно относится к супружеским изменам и бракоразводным процессам.

— Конечно, многое изменилось. В современном мире больше вседозволенности. Но нравственные мучения и переживания остались. Противоречия, от которых страдают герои, не изменились. Просто таких людей стало меньше, и на них не обращают особого внимания. Сегодня больше таких, как Бэтси. А вот таких, как Анна Каренина, — единицы.

Она нравственно себя уничтожила, предала сына, унизила мужа, сделала несчастным любимого человека — ее и Вронского к концу связывает только ненависть, и поэтому готова расстаться с жизнью. Смерть — единственный счет, который она сама себе может предъявить. Современная героиня в положении Анны не бросится под поезд, а уедет куда-нибудь подальше, да и особо не будет переживать, мало ли что в жизни бывает. Но это уже неинтересно.

— Это ваша первая роль у Карена Шахназарова. Легко ли было работать с режиссером?

— Карен Георгиевич сначала казался мне довольно закрытым человеком, хотя, возможно, он таким и является. Но мы существовали на территории таких чувств, что невозможно не быть предельно откровенными. У нас были дискуссии, споры, иногда он соглашался с моими предложениями, иногда нет, а ближе к концу съемок даже позволял играть так, как я чувствую. Да что говорить — Карен Георгиевич мощная личность и талантливый режиссер, мне с ним было очень интересно и надежно.

— Где проходили съемки?

— Частью в Крыму, частью на «Мосфильме». Там были сделаны потрясающие декорации. Я потеряла дар речи, когда зашла в павильон и увидела дом Карениных, настолько всё натурально и масштабно выглядело. Над декорациями работал замечательный художник Сергей Февралев. В них нет ничего случайного, всё продумано до мелочей, цвета подобраны специально под каждого героя.

— Не могу не спросить, каково быть в одном кадре с Максимом Матвеевым? Муж-партнер облегчает задачи?

— На самом деле неважно, кто твой партнер — муж или нет. На площадке мы коллеги и совершенно не имеет значения личный статус. Удобно было то, что у нас с Максимом была возможность репетировать дома, поскольку большинство сцен у нас вдвоем, причем одна сложнее другой, и все они насыщены текстом.

Я счастлива, что моим партнером был именно Максим, потому что он талантливейший артист, отзывчивый партнер и профессиональный человек. Это может подтвердить каждый, кто с ним работал. С ним комфортно на съемочной площадке, вот это важно.

Справка «Известий»

Елизавета Боярская родилась в Ленинграде 20 декабря 1985 года. Училась в Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства. В 2007 году была принята в Малый драматический театр, в котором служит до сих пор. В фильмографии актрисы такие картины, как «Адмирал», «Пять невест», «Ирония судьбы. Продолжение», «Статус: Свободен», «Куприн» и другие.

Известия

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию.