В Мире Театра!

Французский бунт против гламура

Юбилейный Х фестиваль «Мода и стиль в фотографии» открылся персональной выставкой Филиппа Шанселя

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

Кожаные куртки с заклепками, нелепые прически, хулиганские татуировки и дерзко высунутый язык… Героев парижского андеграунда начала 1980-х, запечатленных Филиппом Шанселем, сложно назвать обладателями хорошего вкуса. Но без бунта против установленных правил и эстетических норм невозможно рождение искусства будущего, а без внутренней свободы — творческое самовыражение. В этом нас убеждает первая экспозиция Мультимедиа Арт Музея (МАММ) в новом году: «Парижские бунтари'82».

— Французский фотограф и журналист Филипп Шансель представил новый взгляд на то, что мы называем искусством жить, — убеждена Ольга Свиблова, директор МАММ. — И он предложил иное понимание французского шарма — вне модных брендов. На его фотографиях — живые люди во Франции, которые двигали свое время.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

Черно-белые снимки несколько хаотично развешаны по стенам — без подписей и традиционных музейных формальностей. Фоном для каждой группы фотографий выступает напечатанная прямо на стене огромная репродукция одного из кадров. Логично было бы увидеть в этом акцент, указание на тему, объединяющую несколько работ. Но выбор, да и группировка изображений в известной степени случайны.

Спонтанность, непредсказуемость, сиюминутность — это те качества, которые присущи и самим снимкам. Как и герои Шанселя, они неправильные, «непричесанные», но сохраняющие энергетику запечатленных людей. В отличие от Антона Корбейна, снимавшего рок-н-ролльщиков в те же 1980-е, Филиппа Шанселя как будто не заботит композиция и эстетика. Художественности противопоставлен репортажный реализм. И если для голландца символами эпохи стали эстрадные кумиры — Depeche Mode и U2, то французу куда интереснее безвестные ребята, ловящие драйв не на сцене, а в повседневной жизни.

Каждый кадр — мгновение, выхваченное из угара подвальных вечеринок, праздных уличных шатаний и квартирных посиделок. Вот пара, утонувшая в объятиях прямо на полу какого-то клуба. А вот сеанс в тесном андеграундном кинотеатре: среди зрителей — девушка и парень, целующиеся в клубах сигаретного дыма… Ингредиенты классической рок-н-ролльной формулы просматриваются в большинстве сюжетов, но бунтарство парижских подростков передано Шанселем не столько через курение и публичные проявления своих любовных симпатий, сколько через взгляды, позы, движения, наполненные естественностью и юношеским драйвом.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

​​​​​​​

— Я провел год во французском андеграунде. Для меня это был очень важный эксперимент, — рассказал Филипп Шансель. — Это был круг рок-н-ролльщиков, и в тот момент рок был протестом. Через своих героев я научился понимать себя как фотографа и как личность. И я уверен, что если люди в какой-то момент становятся бунтарями, то они остаются внутренне независимыми всю жизнь. Мы должны сохранять это чувство сопротивления и идти по своему пути, — призвал французский гость посетителей вернисажа, добропорядочных московских буржуа и музейных завсегдатаев, выбиравших в этот вечер между глотком свободы на седьмом этаже МАММ и глотком вина — на первом.

Ну а для тех, кого дух европейского андеграунда все-таки не опьянил, Мультимедиа Арт Музей готовит новый проект, посвященный уже андеграунду советскому: через две недели в МАММ откроется экспозиция Игоря Мухина, снимавшего отечественных рок-н-ролльщиков эпохи перестройки. С бунтарями Шанселя их можно будет сравнить до 26 февраля 2017 года.

Известия

© В МИРЕ ТЕАТРА

Метки записи:  
Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.