В Мире Театра!

Герой монолога: 50 лет Евгению Гришковцу

«Известия» вспоминают лучшие спектакли популярного драматурга и режиссера

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Театральному режиссеру, актеру и писателю Евгению Гришковцу исполнилось 50 лет. На рубеже прошлого и нынешнего века он изменил представление о жанре моноспектакля и сам превратился в «жанр». «Известия» поздравляют неутомимого исследователя человеческой природы с юбилеем и предлагают вспомнить его лучшие работы.

«Как я съел собаку», 1998 (12+)

«Как я съел собаку» — не просто первый моноспектакль Евгения Гришковца. Это его дебют на столичной сцене, принесший ему впоследствии европейскую известность. Слава пришла не сразу: в далеком 1998 году Гришковец читал свой монолог не на сцене, а в небольшой курилке у буфета в Театре Российской армии. Первыми его зрителями стали всего 17 человек. Но уже через два года Евгений Гришковец был удостоен за нее национальной премии «Золотая маска» сразу в двух номинациях - «Новация» и «Приз критиков».

В моноспектакле Гришковец на протяжении более чем двух часов рассказывает о своем детстве и родном городе, о военной службе и сопутствовавшей ей гарнизонной «пересылке», о школе и первых впечатлениях от мультфильмов. Мизансцены и сам текст мобильны, спектакль рождается на глазах у зрителя. Единственный герой пьесы одет в простую белую футболку и брюки, он сидит на стуле в окружении разбросанного вокруг морского троса — реквизит минимален. Но монолог настолько жизненный, что уже через минуту после начала зрители в зале начинают смеяться.

«Заходишь ты в комнату, говоришь: "Тааак…". А что - так? В комнате вообще все не так. И в жизни, например, все не очень…».

Фото: РИА Новости/Дмитрий Коробейников

«Одновременно», 1999 (0+)

«Одновременно» — второй спектакль Евгения Гришковца. В нем автор разбирается с тем, как люди понимают самих себя. Чем больше мы узнаем мир, тем несравнимо труднее становится в нем жить, приходит к выводу Гришковец.

Сценография постановки, как всегда, весьма лаконична: герой выходит в майке и помятых брюках с подтяжками. Монолог, насыщенный смешными историями из повседневной жизни обычного человека, разыгрывается в квадрате сцены, ограниченном натянутыми веревками. В условном небе летают кометы, самолеты и звезды, одна из которых в финале упадет, чтобы зрители смогли загадать желание.

Фото: Евгений Гришковец/youtube.com

«+1», 2009 (12+)

В спектакле «+1» Евгений Гришковец предстает перед зрителями в скафандре космонавта, в амуниции полярника и даже в виде обитателя райских кущ. Но при этом умудряется остаться самим собой — внимательным наблюдателем жизни и ироничным комментатором своего весьма богатого внутреннего мира. 

«+1» стал одним из самых исповедальных его монологов. Спектакль начинается фразой «Меня никто не знает» — и это не просто лукавство популярного артиста, который известен очень многим. Речь о самых близких людях - до них тоже порой невозможно донести свои сокровенные мысли и чувства. Так же, как магнитофонная запись меняет звук твоего голоса, всякая попытка рассказать другому о состоянии своей души приводит к неизбежным искажениям.

Фото: ТАСС/Максим Шеметов

​​​​​​​

«Прощание с бумагой», 2012 (12+)

«Прощание с бумагой» — ностальгический спектакль о времени, когда книги были бумажными, шуршали и пахли типографской краской, когда записки писали на бумаге, а не отправляли SMS. Это сентиментальное признание автора в любви к доцифровой эпохе.

В своем очередном моноспектакле Гришковец будоражит эмоциональную память зрителей, вспоминая шелест газет и приятную ломкость бумажных купюр, запах новой книги и пыль библиотек, скупую скоропись телеграмм и томительное ожидание писем — все, что постепенно исчезает из нашей жизни с приходом новых технологий. А что-то уже безвозвратно ушло: перья, чернильницы и розовые промокашки, которые когда-то вкладывали в школьные тетради. Одну такую Гришковец демонстрирует как драгоценный музейный экспонат, надев белые перчатки.

В спектакле снова не так много реквизита: письменный стол, заваленный ворохом бумаг, книг, чертежей и фотоальбомов, поверх которых водружается ноутбук — куда ж без него. А на заднем плане — четыре двери, за которыми оказываются то книжные полки, то стена с почтовыми ящиками, то лубочные березки (автор вспоминает о берестяных грамотах), то хитрая система трубопроводов, по которым, как думалось маленькому Жене, путешествуют наши письма.

Фото: ТАСС/Антон Новодережкин

«Шепот сердца», 2015 (12+)

В «Шепоте сердца» облаченный в комбинезон Гришковец встречает зрителей, расположившись на груде розовых лепестков. Освещенный лиловым светом, он уговаривает себя «меньше тревожиться по пустякам».

По-детски наивное оформление контрастирует взрослому смыслу. Эту работу драматург адресовал «переживающим, чувствительным людям». И если в начале спектакля зрители посмеиваются над нелепым видом актера, то в финале — уже плачут вместе с ним. 

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

​​​​​​​​​​​​​​

Известия

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.