В Мире Театра!

Хаски: «Люди относятся ко мне как к обезьянке или как к гопнику»

Скриншот с сайта gq.ru

Творчество Дмитрия Кузнецова, более известного как рэпер Хаски, стремительно набирает популярность в Сети. Сам он родился в Улан-Удэ, но вот уже несколько лет живёт и работает в Москве. В ноябре, в преддверии выхода нового альбома, рэп-исполнитель из Бурятии презентовал клип под названием «Пуля-Дура». Над ним работала команда бурятских клипмейкеров «AP production». Съёмки проходили на территории Москвы.

Видео за считанные дни облетело Интернет и собрало множество положительных отзывов – как от поклонников творчества Хаски, так и от его «коллег по цеху» – Басты и Оксимирона. Не оставил без внимания новую работу Хаски и российский писатель Захар Прилепин.

4 января 2017
Хаски: «Я бы с удовольствием жил в Улан-Удэ»

- «Нечеловеческий Хаски. Пронзительно он талантливый. Невозможный просто. Инициирует собственный распад. На предощущении работает. Поэтому так мощно. Главное это методом не делать. А то быстро перестанет получаться». Такую точную смс-ку утром получил, – написал Прилепин в Facebook. – На фоне Хаски 99 % российских рэперков не то, чтоб умерли, а даже не рождались. Тот, кто не слушает рэп, может сразу не высказываться. Это не обязательно, поверьте.

На YouTube клип посмотрели уже более семисот тысяч человек. А в конце декабря рэпер дал большое интервью интернет-газете «The Village». Журналисты встретились с ним в Доме аспирантов и стажёров МГУ (ДАС), где он прожил пять лет, и узнали, каково было подростку из Бурятии вливаться в журналистскую тусовку, как студенты лучшего вуза страны занимаются сексом в общежитии и почему жители Патриарших прудов не должны решать, кому пить в этом районе.

«По той же дороге, но очень по-своему»

Ещё одно интервью с исполнителем из Бурятии появилось в конце февраля на страницах популярного мужского журнала «Gentlemen’s Quarterly» (GQ). Издание отмечает: для феномена Хаски по-прежнему нет приличного определения. Слово «инфлюэнсер», хоть и близко к правде, но кажется просто неприличным, а «новая надежда русского хип-хопа» то ли отдаёт иронией, то ли просто пошлятина.

- Так вышло: всё самое интересное и интригующее в части мейнстримовой музыки происходит именно в хип-хопе. Игнорировать это невозможно. Игру уже перевернул Оксимирон, легализовав в речитативах отсылки к литературе и современному кино, а Дима Хаски вроде бы и идёт по той же дороге, но очень по-своему, – отмечает GQ. –  «Дрейк, только мрачный» – так называли его зрители, увидев клип «Черным-черно». Хаски не возражал. Сейчас он в той самой форме, той точке, с которой начинаются большие концерты и коллаборации со спортивными брендами. Хотя 1 апреля у него выходит всего третий релиз – «Любимые песни (воображаемых людей)», в индустрии он будто чувствует себя гораздо увереннее, чем принято думать о подающих надежды дебютантах.

О музыке

Хаски признался: однажды он понял, что надо делать музыку самостоятельно.

- Рэперы работают с битмейкерами в основном. В какой-то момент мы с моим приятелем Толей по прозвищу QT стали делать production самостоятельно, все как-то пошло-поехало по-другому. Я изначально текстовик, а не музыкант. Никогда не думал, что буду заниматься музлом вплотную. Казалось, что достаточно просто текста, а музыка фоном играет. Потом я понял, что это не совсем правильный подход, не самый интересный, –  поделился он. – Сейчас мне гораздо интереснее заниматься вещами, связанными с музыкой, со звуком, чем с текстом, но я себя заставляю пописывать. У меня нет угольной доски. Я график не чертил. Захотел так, вот так сделал. До клипа «Черным-черно» я вообще не очень был уверен в том, что мне стоит в кадре появляться. Потом подумал: когда нет других ресурсов для каких-то вещей, нужно использовать то, что есть.

По его мнению, у каждого исполнителя есть какая-то энергетика, харизма.

- Я решил тоже этим поиграть. Мы сняли это видео («Черным-черно» – прим. ред.) за час утром за 500 рублей. Костюм взяли напрокат – на него не было денег. В итоге получилось интересно. Это был эксперимент. Мы вообще в тот день снимали другой клип на другую песню. Но он просто не получился. На студии остался час свободного времени. Сняли этот клип, его и выпустили, – отмечает рэпер.

Хаски уверен: главное – не только слова.  

- Мне раньше говорили: «Хороший текст». Меня это сначала радовало, потом дико обижало, потому что там ведь не только текст.  До этого я брал музыку у других людей, не контролировал процесс производства. Это нормальная у рэперов история. Условно говоря, тот же Дрейк не пишет себе музыку, – отметил он.

 О творчестве

 Хаски поделился воспоминаниями и о своей малой родине.

- Я вообще до школы рос в деревне. Улан-Удэ – глушь по здешним меркам, а эта деревня так вообще. Потом переехал в город к матери, чтобы учиться в школе. Вообще, это один из самых удивительных регионов в стране, там удивительное сочетание всяких культур. Помимо коренного населения – бурятов, которые делятся на приверженцев ламаизма-буддизма и шаманизма, там живут потомки русских беглых крестьян, да и не только русских. Каторжники, раскольники, – рассказал он. – Плюс другие народы – эвенки, сойоты. Я этому вообще не придавал значения, пока там жил. Когда я приехал в Москву, надо было себя самоидентифицировать, и я начал более внимательно относиться к тому, что было дома.

Читать рэпер научился в три года.

- Занимался я всем, чем занимаются обычные дети-подростки в таких районах. Мне повезло: года в три тётя научила меня читать, мне постоянно подсовывали книги. Выработалась привычка. Поэтому не хочу покупать себе смартфон – я бы начал там «залипать», например, в метро, а так  книжку читаю. Полезно, и я получаю удовольствие. Это существенно повлияло на то, что мне всегда было интересно художественное слово, – подчеркнул Хаски. – Читал то, что было. Русскую классику. Мне просто было интересно, хотя окружение этому никак не способствовало. Единственное, были хорошие учителя всегда в школе, и мама поощряла, хотя никто меня не заставлял.

Недавно Хаски прочитал роман Михаила Гиголашвили «Чёртово колесо».

- Мощная книга. Она меня ни на что не вдохновила, но осела, я был впечатлён. Что меня точно не вдохновляет, так это разного рода внимание к персоне. Всё творчество строится на уединении, нужно собраться с мыслями. А чем больше движухи, которую не ты заказываешь, по сути, тем больше вторжения в личное пространство. Но самое вдохновляющее – это жизнь сама по себе, не культурные объекты, которые можно потреблять, не контент, а  какие-то жизненные ситуации, – уверен он.

Хаски вспоминает: у него была куча друзей. Помимо чтения, будущий рэпер увлекался футболом и «много всего гадкого делал», как и другие дети его возраста. По мере взросления пришлось столкнуться со стереотипами.

- Порой я вообще не понимаю, что происходит. Люди относятся ко мне как к обезьянке: сейчас он спляшет. Или как к гопнику. Это смешно, потому что я любого могу раскидать на любую тему – о культуре, о чём угодно. Это забавляет немного. И тусовочка вся – медиа и так далее – склонна ко всякого рода обобщениям. Есть разные люди. Есть такие, которые говорят, что ничего хорошего не будет, если тебя кто-то узнает помимо тех, кто тебя понимает. Есть знакомые, которые считают, что своим поведением в медиа и вообще всей этой ерундой я пытаюсь толкнуть сознательно образ гопника, но огламуренного чуть-чуть,  – поделился исполнитель. – Один человек мне так сказал и перестал со мной общаться. В общем, это всё сложно.

Хаски уверен: он сделал не так много, чтобы вызвать к себе интерес.

- Что касается медиатусовки, мне вообще нечего сказать о ней. Тут такая тема: сейчас со мной так возятся, но пройдёт год – и всем будет параллельно. И рэп такая музыка, и музыка вообще такая штука. Тем более в нашем медиапространстве, которое весьма серое, беспонтовое, всё может быть. Я готов к тому, что сейчас вокруг меня пляшут, поют соловьём, а потом всё, – уверен он.

О будущем

Хаски отметил, что планов на будущее не строит и не исключает, что вообще «завяжет» с музыкой.

- Пока я сам получаю удовольствие, мне это интересно. Я отдаю себе отчёт, что это не вторично. А писать альбом, чтобы прокатиться в тур, потому что от тебя его ждут – полная туфта. Может быть, есть музыканты, у которых пять детей и восемь родственников и их нужно обеспечивать. Иждивенцы, для них, наверное, это нормально, – заявил рэпер. – Даже если есть контракт или что-то подобное, мне кажется, всегда есть способ увильнуть ото всех, затеряться просто: сломал телефон, выкинул его – и ищи-свищи. Человек существует так, как хочет.  Кому-то удобно быть женой пьющего мужа, потому что она сможет жаловаться соседкам. Она получает удовольствие от этих жалоб. Так часто бывает.

О деньгах

Капитализм, по словам Хаски – неидеальная, несправедливая система устройства общества.

- Она несправедлива просто в корне, но что делать с этим, никто не понимает. Есть рефлексия и больше ничего. Что касается вечеринок, то комично выглядит, когда люди из-за таких вещей переживают. Я был бы смешнее, если бы меня пригласили выступать за какие-то деньги, а я бы не пошёл. Мне деньги не нужны, что ли? Никто ж не знает, для чего они мне нужны. Я скромно живу, не умею по-другому и не хочу уметь, – отметил он. –  Если их будет слишком много, возможно, у меня возрастут аппетиты.  Деньги нужны ещё и для того, чтобы помогать. У каждого из нас есть люди, которым они хотели бы помочь. Нет в этом ничего плохого.

Хаски также поделился своим мнением о российском рэпе, рассказал о знакомстве с Захаром Прилепиным и другом известном писателе – Эдуарде Лимонове, а также о работе журналистом на Донбассе. С полной версией интервью можно ознакомиться здесь.

infpol

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.