В Мире Театра!

Ирина Толпина: «Сейчас период возрастания интереса к духовному»

Генеральный директор Манежа — о роли выставочного зала в культурной жизни столицы, музейном буме и тяге публики к просвещению


Фото: РИА НОВОСТИ/Евгений Биятов

В московском Манеже открылась выставка «Гений места: от экзерциргауза к выставочному залу. 200 лет в истории». Об экспозиции, приуроченной к юбилею знаменитого здания, «Известиям» рассказала генеральный директор музейно-выставочного объединения «Манеж» Ирина Толпина.

— Какова концепция выставки «Гений места»?

— Манеж видел многие события в нашем городе. Мы достаточно подробно показываем все этапы существования здания — от военного объекта, созданного для учений, до сегодняшнего дня, когда Манеж стал одной из важнейших выставочных площадок в Москве. Выставка — это свидетельство того, каким был Манеж в каждый исторический момент. Иначе говоря, история бытования этого здания.

— Чем этот проект может быть интересен широкой аудитории?

— В первую очередь, тем, что это выставка-исследование. Такой тип выставок появился в конце 1990-х — начале 2000-х годов и сейчас стал очень популярен. Манежу в этом году исполняется 200 лет, но, как ни странно, никогда не было архива этого здания, никто не собирал документы, имеющие отношение к его истории. Мы впервые этим озадачились и готовы представить широкой аудитории результаты нашей работы. Эта выставка — презентация собранного нами архива.

— Что он собой представляет?

— Это архитектурные планы, макеты, чертежи, фотографии, мундиры, портреты людей, имеющих отношение к этому зданию, многое другое.

— Удалось ли в процессе работы над архивом сделать какие-то научные открытия?

— Это все в целом — открытие, поскольку мы собрали в одном месте те артефакты, которые никогда раньше не демонстрировались. Даже для нас, сотрудников Манежа, здесь было много сюрпризов. Например, оказалось, что существуют чертежи и кальки военных арматур, которые должны были стоять снаружи вдоль всего фасада по периметру Манежа. Огромные, 12-метровой высоты, все разные, невероятно красивые, детально проработанные. Из-за отсутствия денег эту идею воплотить не удалось. На выставке мы представляем реконструкцию одной из этих скульптурных композиций. Мы впервые создали ее по оригинальным чертежам, до этого она существовала только на бумаге.

— Что сегодня представляет собой Манеж как музейная организация и в каком направлении он должен развиваться?

— Манеж уже давно является центральной выставочной площадкой города Москвы. Мне кажется, что от года к году он укрепляется в этой позиции. Мы должны отражать культурные тенденции города, быть своего рода зеркалом того, что происходит в городе и стране.

— Затронул ли музейный бум вашу организацию? Стало ли в Манеже больше посетителей?

— В Манеже всегда было много посетителей. Я не могу сказать, что в последнее время их стало лавинообразно больше. Но тенденция, конечно, заметна. Собственно, во все времена были периоды, когда интеллектуальное и визуальное выходили на первый план. Мне кажется, что сейчас как раз такой период возрастания интереса к духовному.

— У нас или в мире?

— Судя по прошедшей Венецианской биеннале, в мире.

— С чем связан всплеск интереса к духовному, интеллектуальному?

— Сейчас непростой период для всех — и экономический, и политический. Ощущая себя неуверенно, беспокоясь за будущее, люди стремятся улучшать свое образование, интеллектуально расти, просвещать своих детей. Не случайно такой интерес вызывают все просветительские проекты, которые запускают музейные институции.

— Мы видим, что крупнейшие музеи и галереи Москвы сейчас стремительно меняются. Достаточно назвать Третьяковскую галерею и ГМИИ имени Пушкина. Можно ли сказать, что и Манеж меняется? Ставите ли вы перед собой такую задачу?

— Безусловно, Манеж меняется. Нам очень важно, чтобы коммуникация с посетителем была современной, удобной, понятной и красивой. Нужно сделать так, чтобы посетителю было комфортно вне зависимости от того, иностранец он или русский. Безусловно, нам кажется неотъемлемой составляющей всех музейных проектов наглядная навигация, наличие инфраструктуры, аудиогидов, печатной продукции в свободном доступе.

— А есть ли изменения у вас с точки зрения тематики выставок?

— В этом плане нам тяжелее, чем Пушкинскому, Третьяковке и всем остальным музеям, поскольку Манеж — это выставочный зал. Он не имеет своей постоянной экспозиции, мы всегда зависим от того, какой проект приходит к нам.

— Какие проекты вы хотите видеть у себя в первую очередь?

— Ответ тривиальный: мы хотим видеть хорошие проекты. Кроме того, мы очень большое внимание уделяем архитектурному решению выставок, поскольку само наше здание – огромное и удивительно красивое — этого требует. Как вы, наверное, заметили, важность архитектурного оформления теперь понимают практически все, и почти всегда указывают среди авторов экспозиций имя архитектора. Это очень приятно, потому что мы здесь были первопроходцами. Каждый проект, который к нам приходит, предполагает постройку новых стен внутри Манежа.

— Можете ли рассказать о долгосрочных планах Манежа?

— Горизонт планирования у нас намного меньше, чем у других музеев, поскольку мы очень зависим от сроков проведения форумов и фестивалей. Мы никогда не могли и сейчас по-прежнему не можем, к сожалению, планировать на длительный период (больше месяца) и создавать долгие проекты.

Правда, мы порой выделяем в Манеже какие-то пространства, где можем себе позволить сделать нечто более долгоиграющее. Например, выставка «Гений места» пройдет не на основных выставочных площадях, а на балконе. И там она проработает полгода. В течение этого времени экспозиция будет доступна для посетителей всех проектов Манежа.

— Значит, долгосрочное планирование все же возможно?

— Я понимаю, что важно и правильно — думать именно такими масштабами. Но, к сожалению, жизнь государственной институции связана с ограничениями по пределам мечтаний и способу их реализации. У меня есть около десяти готовых проектов, разработанных Манежем. Они ждут реализации — финансовой возможности, подходящей локации и так далее. Но сейчас об этом говорить рано.

Поэтому я не буду вам рассказывать о планах, пусть люди просто приходят в Манеж, понимая, что здесь всегда интересно.

— В последнее время у вас особенно часто проходят выставки современного искусства. Как вам кажется, какова главная тенденция в этой сфере?

— Самое понятие современного искусства очень размыто.

— Я имею в виду ныне живущих художников.

— У коллекционеров есть такая шутка: «Хороший художник, но, к сожалению, еще живой». Мне кажется, что на первом плане сейчас — форма представления своего искусства. Всё сводится именно к этому. Музеи и кураторы стремятся достичь максимального контакта со зрителем, ищут правильные способы коммуникации.

Манеж — это единственное в Москве место, которое благодаря своим пространствам и техническому оснащению может позволить куратору крупного масштаба реализовать задуманное в полной мере.

— Следовательно, главное сейчас — не столько само искусство как таковое, сколько именно его презентация? Можем ли мы говорить о том, что сегодня ключевую роль играет не само произведение искусства, а куратор, который мыслит это пространство в целом?

— Не куратор, а те пересечения смыслов, сопоставления и, прежде всего, интерпретации. То есть на первом плане — вопрос формата и презентации искусства.

— Вам кажется, это хорошая тенденция?

— Логичная. Это совершенно точно.

Справка «Известий»

Ирина Толпина окончила Московский институт электронного машиностроения. С 1998 по 2008 годы занимала пост руководителя административного департамента банка «Петрокоммерц». С 2012 года — генеральный директор Музейно-выставочного объединения «Столица», позже переименованного в МВО «Манеж».

Известия

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.