В Мире Театра!

Каким мог быть фильм «Мимино»

Кадр из фильма «Мимино»

Вот уже сорок лет народ обожает эту историю, а диалоги ее героев разошлись на цитаты

В 1977 году зрители с любопытством отправлялись в кинотеатры, чтобы посмотреть новую комедию Георгия Данелии «Мимино». История о провинциальном грузинском летчике, который мечтал вырваться из своего горного селения, чтобы служить на международных авиалиниях, но потом осознал, что ему милее родной старенький вертолет и горы под крылом, быстро стала популярной.

«Ничего особенного»

Так должна была называться картина, на которую «Мосфильм» выделил деньги Данелии. Сценарий о сельском летчике, который летает на «кукурузнике», играет при этом на трубе и пишет лирические стихи, Данелия решил поменять на другой. Похожий сюжет ему подсказал Резо Габриадзе, и этот вариант показался режиссеру интереснее. Особенно запало ему в душу, как грузинский пилот малой авиации, недолго думая, привязывает старенький дребезжащий вертолет цепью и закрывает ее на висячий амбарный замок.

Режиссер фильма «Мимино» Георгий Данелия

Перед мысленным взором Данелии, как он рассказывал, сразу встали колоритные картинки будущего фильма: вот летчик перевозит грузы между горными селениями, а в это время высоко в небе, над его головой, важно пролетают белоснежные лайнеры, которыми управляют его коллеги в белоснежных кителях… Другой уровень, другая жизнь – и он начинает задумываться и мечтать.

Сценарий писался в спешке, буквально с нуля - ведь от первоначального замысла остался только грузинский летчик, его вертолет и цепь с замком. Сразу было решено: главную роль сыграет Вахтанг Кикабидзе. Остальное решалось на ходу, на бегу, очень торопливо: первый вариант сценария был написан Георгием Данелией, Викторией Токаревой и Резо Габриадзе, а потом он многократно переделывался и дополнялся.

Вместо первоначального названия «Ничего особенного» взяли грузинское прозвище «Мимино», что значит «Сокол». На «Мосфильме» сначала заспорили, но потом решено было оставить «Мимино» - ведь фильм предполагалось отправить на международный фестиваль, и название «Ничего особенного» совсем не подходило для советской киноленты.

Приключения Зарбазана

Согласно сценарию, у летчика Валико был пес Зарбазан («пушка» в переводе с грузинского). Смешную собачку Чапу привезла на съемки дрессировщица. Но Чапа не понравилась режиссеру: слишком уж домашняя какая-то, чистенькая…

Зарбазана – лохматого, независимого, потомственного «дворянина» - Данелия увидел на улице, когда вместе со съемочной группой ехал на аэродром. Недолго думая, подходящего для фильма пса схватили и увезли, решив, что с хозяевами как-нибудь потом объяснятся. Но выяснилось, что никаких хозяев у него нет. И веселый, добрый, сообразительный Зарбазан стал любимцем группы – с ним играли после съемок в футбол, подкармливали, а после окончания работы над фильмом забрали в Москву.

Директор фильма и его жена решили, что обаятельный Зарбазан будет теперь жить у них, и принялись откармливать дворняжку черной икрой и шоколадом. Однако теплая и сытная жизнь оказалась не для вольного пса – он скоро умер. Четвероногого артиста похоронили в яблоневом саду «Мосфильма», который посадил известный режиссер Александр Довженко.

Летающая корова

Один из самых запоминающихся кадров «Мимино» - эпизод, в котором к вертолету веревками привязывают корову и так перевозят ее из одного селения в другое. Местный летчик никак не соглашался выполнить рискованную операцию в нарушение всех правил. Тогда режиссер пошел на хитрость. Сказал — эх, надо мне было московского летчика-аса привозить, он бы сделал! После этих слов взыграл грузинский темперамент — местный летчик вскипел: «А я тебе кто — не ас? Цепляй свою корову!»

Врач Леонов или шофер Мкртчян?

Во время написания сценария Данелия, Габриадзе и Токарева долго спорили по поводу московских эпизодов фильма. Не могли определиться, с кем поселить Валико в гостиницу — с эндокринологом (его должен был играть Евгений Леонов) или с шофером (Фрунзик Мкртчян). Решили вопрос просто: подкинули монету. Выиграл Фрунзик, а Леонову досталась роль фронтового друга старшего Мизандари.

Танец в ресторане

Знаменитый танец армянина и грузина снимали в ресторане «Россия». Приехали туда, как договаривались с дирекцией, ночью, чтобы не мешала публика. Но публика активно мешала! Как раз в это время в ресторане гуляла веселая компания подвыпивших армян. Увидев Фрунзика, они начали настойчиво угощать и любимого артиста, и всех участников съемки. Фрунзик не отказывался...

В итоге Данелия никак не мог снять сцену, в которой Мкртчян поднимает зубами брошенный на пол платок. Дама, которая роняет платок, тоже находилась в подпитии, и они с Фрунзиком по очереди падали на пол, не в силах удержаться на ногах. Наконец, Данелии это надоело, и он подговорил Кикабидзе, чтобы тот выхватил платок из-под самого носа упертого армянина. Дубль получился удачным, и больше переснимать не стали.

Памятник героям фильма «Мимино»

Крамольный разговор с Тель-Авивом

Прибыв в Западный Берлин, летчик Мимино на переговорном пункте заказывает разговор с грузинским городом Телави, а телефонистка по ошибке соединяет его с израильским Тель-Авивом. Получилась трогательная сцена с разговором грузинского еврея-эмигранта Исаака и Валико-Мимино. Однако на фестивале показывать такое было нельзя — СССР как раз разорвал дипломатические отношения с Израилем, и сцену вырезали. Приз кинофестиваля, однако, был получен, а уже через несколько месяцев «Мимино» вышел в широкий прокат со знаменитым эпизодом междугородного разговора. Фестивальную копию без Тель-Авива Данелия собственноручно изрезал на кусочки.

Вырезанная сцена

Из «Мимино» был вырезан эпизод, в котором Валико и Рубик (Кикабидзе и Мкртчян) в гостиничном лифте едут вместе с японцами. Один из японцев наклоняется к другому и тихо говорит: «Эти русские — все на одно лицо».

Гениальные фразы Мкртчяна

Исполнитель роли Рубика — Фрунзик Мкртчян

Как рассказывал Георгий Данелия, многих фраз, которые вызывают хохот зрителей, поначалу не было в сценарии — их придумал Фрунзик Мкртчян. Например, реплики «Я тебе один умный вещь скажу, ты только не обижайся», «Я там так хохотался», «Я так думаю» принадлежат Мкртчяну. И эпизод, когда Валико и Рубик не могут найти машину в московском дворе, тоже придумал Фрунзик: «Друг, я тебя как брата прошу — не подходи, здесь следы. Сюда нельзя!»

С момента выхода «Мимино» на экраны прошел не один десяток лет, но эту добрую философскую комедию смотрят и любят и сегодня.

eg.ru

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.