В Мире Театра!

Кристиан Шпук поэкспериментировал над «Анной Карениной»

Немецкий хореограф Кристиан Шпук (глава Балета Цюриха) поставил этот спектакль в 2014 году и теперь перенес его в Москву – на сцену Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко.
 
Балет начинается со звука мчащегося поезда (сам поезд в нужный момент появится на экране, там же будут и скачки, за  которыми персонажи мимически следят в бинокли). Первый эпизод – похороны Карениной, где публике предъявляют скорбящих действующих лиц. Финал – почти то же, что и начало. Балет закольцовывается, только Вронский нервно вышагивает к авансцене, под падающий занавес.   
 
Шпук не хотел делать спектакль о любовном треугольнике Анна-Вронский-Каренин и ввел в действие и Долли со Стивой,  и Кити с Левиным. Лихая Бетси с любовником тоже есть. И даже чопорная графия Лидия Ивановна, воспитывающая Сережу Каренина. Кроме того, есть босая певица (Лариса Андреева), которая олицетворяет то ли душу Анны,  то ли переживания всех персонажей: она поет романсы Рахманинова несколько раз за спектакль.
 
/>
Соединив несоединимое, постановщик отлил восхищение романом Толстого в форму вполне традиционного «костюмного» спектакля. Именно костюмного, поскольку декорации – минимальные. Серые стены – как в бальном зале. Две люстры в глубине усиливают тему бала и светской жизни. Но парочка березок слева и справа выводит действие в русскую деревню и на свежий воздух. Есть три помоста,  из которых  оперативно сооружают  что угодно – трибуну для зрителей на скачках, железнодорожный перрон, итальянские скамьи. В общем, почти условность. А вот  костюмы (женские – весом в несколько килограммов) воспроизводят фасоны платьев с турнюрами и сюртуков  XIX века.  При этом хореограф,  не заботящийся о прочих приметах времени, позволяет дворянам на прогулке запросто обнимать дворянок за талии, а последним – самолично таскать стулья, на которых дамы намерены сидеть. Да, и Кити одна запросто приезжает к Левину в деревню, что  типично для великосветской девушки. Получается, по правде говоря, ни туда, ни сюда: «исторический» балет все время смешивается  с «осовремененным». 
 
То же самое с лексикой. Но не в благотворном варианте, когда классика и модерн соединяясь, дают новое качество. В принципе балет Шпука – вполне классический,  ну, скажем, неоклассический. Но его дуэты (с бесконечными обводками дамы в позе «арабеск»  и поддержками с задранными в воздухе ногами) слишком похожи один на другой. Они еще и затянуты, особенно сцены счастья, отчего в коротком спектакле не раз возникает ощущение монотонности. Даже когда Шпук пытается как-то разнообразить пластическую картинку мелкими деталями. Но все эти повороты голов и дрожания рук погоды не делают. А сцены, выдержанные в неклассическом ключе (например, косари в главе с Левиным), производят впечатление искусственных вставок. По принципу «мухи – отдельно, котлеты – отдельно». Нет, понятно, что Шпук хотел показать: разные состояния и разные места пребывания людей выражаются в разной пластике.  Но с этой  задачей он не справился. Результат авторских усилий – всего лишь скольжение по поверхности содержания.
 
К кому предъявлять претензии за то, что спектакль с драматической коллизией и трагическим финалом «не цепляет»? Постановщику, не предложившему интересного материала? Или артистам Музыкального театра, самоотверженно танцевавшим в тридцатиградусную жару? Ни Ксения Рыжкова в партии Анны, ни Дмитрий Соболевский – Вронский не подвигли на эмоциональное сочувствие. Их страсти остались какими-то кукольными. Даже когда героиня пила опиум, а Вронский срывал  с нее  платье и расстегивал рубашку в сцене соблазнения (совершенной отчего-то на полу). Отсутствие ярких пластических зацепок в гладко текущем танце  отразилось и на прочих персонажах. Где напряженные толстовские переживания? И непохожесть каждого на других, выраженная в движениях? Стива (Алексей Любимов) запомнился,  в основном,  тем, что лез под юбки к хихикающим горничным. Долли (Валерия Муханова) – обиженным  лицом и  скорбно сложенными руками. Кити (Наталия Клейменова) и княжна Сорокина (Елена Соломянко) – стандартно-улыбчивой молодостью. Иван Михалев (Каренин) - неудачным «усатым» гримом, подчеркивающим несоответствие возраста артиста возрасту персонажа. А Сергей Мануйлов (Левин)  –  велосипедной прогулкой по сцене и фонограммой срезающих траву острых кос, под которую он «работает в поле».
 
Все в итоге получилось умеренно и аккуратно. С мелодраматическим оттенком. Как средней руки иллюстрация в книжке. 

teatral-online.ru

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.