В Мире Театра!

Максим Леонидов: «Мой кризис был мной же организован»

Фронтмен группы «Секрет» — о юбилее, театре, семье и планах на будущее

Фото: ТАСС/Анна Салынская

Фронтмен знаменитого бит-квартета «Секрет» Максим Леонидов на пороге своего 55-летия. Красивую дату музыкант, композитор, актер, человек, столкнувшийся однажды с «девушкой-виденьем», отметит в феврале двумя большими концертами в Петербурге и Москве. В преддверии события Леонидов пообщался с обозревателем «Известий».

— Можешь вспомнить чей-то юбилей, празднование которого тебе действительно понравилось? Большинство подобных мероприятий, откровенно говоря, выглядят достаточно однотипно.

— Вспоминается 50-летие Славы Бутусова в зале «Октябрьский» в Питере, в котором участвовал и я. Слава ответственно подошел к вопросу. На сцене был установлен интерактивный планшет большого размера, и вместе со своей дочкой он выстраивал на нем различные архитектурные наброски. Эти изображения связывали действо и сопровождали выход каждого артиста.

К своему «полтиннику» я тоже, к слову, придумал целый спектакль и сам его вел. Тогда все мои гости выступали с необычными номерами. Например, я говорил о своем отвращении к шовинизму, к разделению людей по каким-либо признакам, и выходил тот же Слава Бутусов, и мы вместе пели «Тум-балалайку», причем я по-русски, а он — на идиш.

— У тебя хорошее актерское образование и немалый театральный опыт. Ты учился на курсе Аркадия Кацмана и Льва Додина. Не возникала мысль тематически разделить предстоящие юбилейные программы? Например, в Питере сделать акцент на театре, а в Москве — на эстраде и рок-н-ролле?

— Театральных вещей я в этот раз вообще постараюсь избежать. Поэтому и специальной режиссуры у предстоящих концертов нет. Будет чисто музыкальное действо. Я уже нахожусь в стадии подготовки нового альбома, хотя еще прошлой осенью сомневался, что такое возможно. Песни не сочинялись вообще. Но неожиданно они стали получаться, и сейчас появилось семь новых вещей, некоторые из которых прозвучат в юбилейной программе.

— Понятно. И всё же я снова про театр. С тем же Додиным у тебя сегодня происходит какое-то общение?

— Недавно мы с Львом Абрамовичем случайно пересеклись в «Сапсане» и очень душевно побеседовали: о театре, литературе, моих музыкально-театральных делах.

— Он в курсе того, что ты делаешь?

— Отчасти. Я ему рассказал подробнее. Мы даже договорились, что я, возможно, покажу что-то для его театра. Но потом, по трезвому размышлению, я понял, что немножко не в тот огород полезу, и решил воздержаться.

— Твоя жена Александра Камчатова — актриса Театра Ленсовета. В этот театр ты, вероятно, заглядываешь регулярно?

— Раньше ходил чаще. Сейчас там ситуация изменилась. Когда главным режиссером был Владислав Пази, Саша являлась ведущей актрисой труппы и много играла. А когда коллектив возглавил Юрий Бутусов, она оказалась явно не героиней его романа, и сейчас отношения с Театром Ленсовета у нас, скажем так, дистанционные.

— Александра существенно моложе тебя. Она обращается к мужу за советом, как преодолеть профессиональный кризис?

— Скажу больше — не только она советуется со мной, но и я с ней. Так уж получилось, что мы с одной грядки. Мастер ее курса, Андрей Дмитриевич Андреев, был третьим педагогом — тогда еще аспирантом — на курсе Кацмана и Додина в период моей учебы. Поэтому у нас одна школа, мы говорим на одном языке. А что касается профессионального кризиса, то здесь — вопрос выбора.

Она говорит: я сейчас не снимаюсь в кино. И надо задать встречный вопрос. А сколь сильно ты этого хочешь? Хочешь, например, уехать на полгода в экспедицию в Казахстан на съемки? Или сниматься в третьеразрядном ситкоме просто для того, чтобы быть на экране? И я понимаю, что, конечно, ей это не нужно. Быть в семье, находиться рядом с детьми, на этом этапе их развития, когда им 9–12 лет, для нее значительно важнее, чем ошиваться в кулуарах «Ленфильма» и пить там кофе в надежде, что кто-то заметит и куда-то пригласит.

— Вас выручает твоя востребованность. А если у тебя вдруг резко упадет число концертов, мюзиклов, интересных предложений? Дети растут, нужно как-то жить и т.п. На что ты готов в проблемной ситуации? Где будешь петь и играть? Поедешь, скажем, «колбасить» на днях городов и производственных праздниках?

— Безусловно, поеду. Я мужчина и должен содержать семью. Если меня станут заставлять петь то, что я не хочу, — другой вопрос. Но если я всё же буду заниматься тем, что люблю, то готов это делать в разных обстоятельствах. Знаешь, у меня в жизни бывали всякие ситуации. В Израиле, для того чтобы заработать, я порой ходил на разные кастинги. Вместе с сотнями других артистов пробовался в рекламу, в озвучку, в детские спектакли, которые игрались по школам. И это — после нашей «секретовской» популярности в России.

— Какой этап своей жизни ты считаешь кризисным?

— Мой кризис был мной же организован. Он как раз на Израиль и выпал. Потому что я приехал туда, в сущности, мальчишкой, несмотря на 28-летний возраст. Ментально я был мальчишкой, сильно завязанным на коллектив, где ответственность делилась если не поровну, то на несколько частей — между его участниками. А вернулся в Россию через шесть лет уже взрослым мужчиной, готовым к самостоятельной жизни — и творческой, и любой другой.

— Среди гостей твоего юбилея заявлен Николай Фоменко, но нет ни Андрея Заблудовского, ни Алексея Мурашова…

— Они не участвуют по разным обстоятельствам. Андрей вообще живет за границей. Везти его сюда ради пары песен — как-то нерационально. К тому же появление «Секрета» в полном составе сейчас уже перестало быть «золотой миной». Мы в последнее время не раз это делали, и в данном случае это необязательно.

— Предстоящий год для тебя будет скорее годом Леонидова-музыканта или Леонидова — актера и композитора?

— Я бы не разделял эти вещи. У меня в планах и новый альбом, и два совершенно разных театрально-музыкальных проекта. Один — абсолютно театральный — постановка пьесы американского драматурга Пола Рудника «Я ненавижу Гамлета», где вместе со мной участвуют Александра Камчатова, Андрей Носков, Роман Полянский и другие артисты.

Второй проект очень любопытный. Мы договорились с художественным руководителем современного «Ленинград-центра» Феликсом Михайловым о постановке в этом зале мономюзикла по моей автобиографической книге «Я оглянулся посмотреть». В нем задействованы балет и оркестр центра и будет звучать много разной музыки, которая меня формировала: от Баха и Бетховена до Гарри Белафонте, Элвиса Пресли и «Лед Зеппелин».

Известия

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.