В Мире Театра!

Максим Матвеев: «Доктор-клоун — это уникальный продукт»

Известный актер — о трудностях работы в детских больницах и желании вершить благие дела

Фото: РИА НОВОСТИ/Владимир Песня

Благотворительный фонд «Доктор Клоун», художественным руководителем которого является актер Московского художественного театра Максим Матвеев, выпустил спектакль «Снежная королева». Его зрителями станут дети, находящиеся на лечении в столичных больницах. С Максимом Матвеевым встретился корреспондент «Известий».

— Почему из множества сочинений для детей вы выбрали «Снежную королеву»?

— Смысл достаточно простой, а главное — действенный для детей, находящихся на длительном лечении в больнице. Одна из основных идей этой сказки заключается в том, что всегда рядом окажется близкий человек, который тебе поможет. И как бы тяжело ни сложились жизненные обстоятельства, тебе, как в этой сказке, протянут руку помощи. Наши детки, к сожалению, очень быстро теряют мотивацию к выздоровлению. Психологи даже сформулировали термин для обозначения этого состояния: «синдром госпитализма».

— В чем проявляется этот синдром?

— Ребенок, находясь в обстоятельствах нормальной жизни, строит свои мостки, вьет веревочки и знает, как управлять этим миром. В больнице в его пространство без его ведома вторгаются. С ним проводят какие-то неприятные процедуры. Ребенок не может мотивировать лечение, как взрослый: «Нужно потерпеть, это этап на пути к выздоровлению», и закрывается. Вот тут и приходит доктор-клоун.

— Ваш спектакль тоже поставлен в жанре клоунады. Почему выбрали такое решение?

— Это спектакль без слов. А клоун — персонаж, который может не использовать вербальные инструменты общения. Мы столкнулись также с тем, что в российских больницах часто находятся дети, которые вообще не говорят по-русски. Они приезжают на лечение из других стран и не всегда успевают освоиться. Для них язык пантомимы будет понятен.

— Спектакль так или иначе подразумевает некие декорации. Но в больницах особенно не развернуться…

— Мы сделали декорацию в виде книги. Она компактна и может быть установлена практически на любой площадке. Поскольку Герда проходит череду препятствий — попадает в лес, потом к разбойникам, то и каждая «страница» оформлена в своем стиле. При создании книги-декорации были использованы картины великих художников, таких как Брейгель, Матисс. Это еще и знакомство детей с живописью. Может быть, кто-то из них во взрослой жизни вспомнит нашу задумку.

— Вы уже довольно давно возглавляете фонд. Что послужило толчком к его созданию?

— Я только выпустился из Школы-студии МХАТ и еще не имел никакого актерского бэкграунда. Моему мастеру Игорю Золотовицкому позвонили из фонда Чулпан Хаматовой и попросили, чтобы его студенты показали детям в больнице мастер-класс. В итоге мы сделали новогоднюю программу, основанную на сюжете из «Кота Леопольда», где я играл белую мышь. Репетировали по ночам в театре Табакова.

Когда пришел в больницу, то понял, что там в принципе вообще негде играть. И ты внутренне восклицаешь: «Черт, как играть?! Ты такой большой, нависаешь над детьми, они видят только твой пупок! О'кей, я знаю, как надо сделать, я же белая мышь». В итоге мы играли на коленках. Потом этот прием стал одним из правил нашего фонда — быть на уровне ребенка.

— Почему именно клоун стал неким символом фонда?

— Однажды позвонил координатор фонда «Подари жизни» и сказал, что в НИИ имени Бурденко лежит маленькая девочка, у нее была сложная операция, она не хочет говорить, не реагирует ни на родителей, ни на врачей. «Мы решили, что к ней должны прийти клоуны — завтра ждем вас в десять», — сообщили нам и положили трубку.

У меня был шок — что делать? Мы же ничего не умели. Придумали игру про посвящение в клоуны. Пришли в отделение, и случилось маленькое чудо. Через два часа эта девочка ходила с нами по больнице. И тогда я понял, что профессия, которой я учился, может еще иметь видимый терапевтический эффект.

— Насколько знаю, профессия «доктор-клоун» довольно распространена в Европе...

— Ей уже более 30 лет. В Израиле, например, можно отучиться за счет государства, получить диплом и пойти работать в штат больницы. Там, если к ребенку приезжает карета скорой помощи, в ней находятся врач и доктор-клоун. Во Франции полгода назад был принят закон, согласно которому лечение ребенка не может проходить без присутствия доктора-клоуна. Психологическая составляющая в этом случае невероятно важна.

— Если клоун — это, по сути, артист, то что вы вносите в понятие «доктор»?

— Доктор-клоун обязан владеть неким медицинским базисом. Актер должен знать специфику отделений, в которые он приходит. Первое правило — не навреди. Не каждый аниматор знает, что где-то, например, нельзя крутить шары, потому что отделение перенасыщено кислородом и у детишек в таких местах обострен слух: для них громкие хлопки лопнувших шаров болезненны. Если ты чихнул с утра, то не имеешь права идти в больницу. Это может окончиться для ребенка летально — у детей, прошедших химиотерапию, убивается вся иммунная система.

Еще одна сложность — участие в процедурах. Дети импульсивны, их нужно отвлечь. Тогда и медики выполнят свою работу более качественно. Самое сложное — пункция спинного мозга. Ребенок лежит на кушетке лицом вниз в позе калачика. Сзади врач производит какую-то манипуляцию. Актер ложится под кушетку, а дальше делай, что хочешь, —отвлекай, танцуй, пой, только не потеряй глаза ребенка. Не дай сосредоточиться на том месте, куда производят укол...

— Кстати, насколько охотно сильные мира сего готовы заниматься благотворительностью?

— Наш фонд занимается специфической благотворительностью. Здесь нет прямой финансовой помощи детям. Деньги идут на оснащение наших докторов. Это гораздо меньшие суммы, чем требуются для лечения ребенка.

Все мы знаем, что если верим в свое выздоровление, оно приходит. Маленький человечек очень быстро скатывается в апатию и перестает верить в себя. Некоторые дети проводят в больницах годы. Кругом только белые стены и взрослые. Очень сильно на благотворителей действует отсылка к их детству. Многие из них через свои воспоминания о больницах осознают важность возвращения детства в палаты и необходимость докторов-клоунов.

Справка «Известий»

Максим Матвеев в  2006 году окончил Школу-студию МХАТ и был принят в труппу МХТ им. А.П. Чехова. Также играет спектакли на сцене театра «Табакерка». Снимается в кино. В 2017-м на экраны выйдут две картины с его участием — международный копродукт «Мата-Хари» и фильм Карена Шахназарова «Анна Каренина». Был одним из первых в России, кто организовал движение больничной клоунады. С 2007 года на волонтерской основе работал доктором-клоуном в РДКБ. В 2013 году стал членом правления благотворительного фонда «Доктор Клоун».

Известия

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.