В Мире Театра!

«Нам надо учиться долбить, долбить и долбить». Александр Калягин призвал к борьбе за настоящий театр

Всероссийский форум СТД, проходивший в Москве 23 и 24 октября, обнажил множество острых проблем современного театра – от зарплат и капитального ремонта – до глобальной коммерциализации и наступления цензуры. Экономист Александр Рубинштейн обнародовал малоприятную цифру. Сегодня в России на культуру выделяется всего лишь 0,5% ВВП (доля театра, ясное дело, занимает еще меньший сегмент). Для сравнения: на национальную оборону тратится 4% ВВП, на здравоохранение – 3,6%, на образование – 3,8%.
 
Вообще цифры на съезде звучали часто. Ропот прокатился по залу, когда министр культуры Владимир Мединский сказал, сколько составляет сейчас средняя заработная плата в российских театрах. Причем к этой цифре он подступался особо:
 
– У нас 2014 год был объявлен Годом культуры. Именно на этот год пришлось максимальное финансирование сферы культуры и в федеральном бюджете, и в большинстве наших региональных бюджетах, – начал он. – 2015 и 2016 год были сложными для нашей страны, сложными для всей мировой экономики. Говорить о серьезных росте в целом, об инвестициях во всех отраслях не приходилось – нужно было считать каждую копейку. И тем не менее на финансировании театрального дела это не отразилось. Я приведу лишь некоторые цифры. По сравнению с 2011 годом заработная плата в российских театрах всех уровней выросла в два раза. Подчеркиваю: в два раза! Это существенный показатель, не свойственный ни для какой другой сферы.
 
После этих слов в зале послышался шум, возгласы («вы не были в нашем театре», «откуда такие сведения» и т.п.). Зам. председателя СТД Геннадий Смирнов попросил делегатов соблюдать тишину.
 
– При этом если мы сравниваем года нестабильности, то рост заработной платы по сравнению с 2012 годом составил 78% на федеральном уровне и 92% в муниципальных театрах, что очень отрадно, – сказал министр. – Далее. По данным Росстата средняя зарплата в федеральных театрах на сегодня составляет 69 тыс. рублей. (В зале усиливается ропот, Мединский выжидает паузу. –  «Т»). У театров, подведомственных министерству культуры, средняя зарплата составляет 71 тыс. рублей. Эта зарплата растет постоянно. Я говорю о тяжелых годах.
 
В своем докладе коснулся он также и многих других аспектов театрального дела (строительство новых сцен, гранты на поддержку молодежи, оптимизация и т.д.), но не без гордости сообщил о том, что Студия театрального искусства под руководством Сергея Женовача, оставшись без покровительства мецената, получит со следующего года статус федерального коллектива.
 
– Это беспрецедентный случай, когда государство берет под свое крыло частный театр, – подчеркнул министр. – Ближайшие такие объединения проходили в 1917-1918 годах. С той поры не было. Мы встречались с меценатом Студии Сергеем Гордеевым – договорились о том, что СТИ никуда не переезжает и продолжит работу на той же сцене. В Москве почти 100 театров и далеко не все из них имеют свое помещение.
 
На следующий день (24 октября) – в день, специально выделенный для обсуждения острых проблем современного театра, доклад министра культуры решился прокомментировать социолог, профессор ГИТИСа Геннадий Дадамян:
 
– Для того, чтобы принимать объективные решения, надо иметь объективную информацию. А что мы вчера услышали? Средняя заработная плата по России 69 тыс. рублей у артистов. Ну, хорошо, министр мог ошибиться. (Смех в зале.) Второе. Ситуация с Женовачом, замечательным режиссером. Министр говорит, что впервые с 1917 года мы переводим театр из частного в государственный. Ну как же так! У нас был нэп, когда число частных театров (а их всегда было более 50% в стране) сталинским проектом (уставом о нормативном театре) за три года (1928-1931) перевели в государственные либо самодеятельные. Ну, не знает этого человек. Третье. Говорят, что никогда в Москве не было такого количества театров, как сейчас. Господи ты боже мой! В 1918 году театральная перепись в Москве показала свыше 300 театров. Да что же такое! Человек не знает. Не зная, не может принимать правильные решения. Он гордится тем, что при нем первым после 1917 года на государственные рельсы переводится частный театр. А если он уже гордится, зачем ему что-то другое делать?.. Вот что меня тревожит.
 
Дадамян был поддержан одобрительными возгласами, но оказался единственным, кто выступил с критикой, хотя на форуме и звучала рефреном мысль о том, что нужно выстраивать диалог с властью. Были здесь и слова открытой признательности, прозвучавшие, например, в выступлении худрука Казанского БДТ Александра Славутского:
– Президент Татарстана в театры ходит редко, но выделяет солидные гранты, – сказал он. – Мой президент профессиональный автогонщик, почему он обязан быть театралом? Значит, мне надо ему доказать, что забота о культуре – это забота о генофонде нации. И я стараюсь это делать. Что мы все время жалуемся?..  
 
Но все же жалоб меньше не стало. По-видимому Татарстан – счастливое исключение на карте страны. Многие делегаты говорили о том, что власть в целом ряде регионов не желает идти с ними на контакт.
– Вчера «Театрал» процитировал мое выступление, – сказал автору этих строк худрук Волгоградского молодежного театра Владимир Бондаренко, – и я уже знаю, что по возвращении домой меня ждут неприятности. Мне скажут: «Вы позорите наш регион». А я не позорю, а только лишь хочу докричаться до власти, чтобы она обратила, наконец, внимание на наши беды.
 
Звучали и просьбы к чиновникам (президиум во главе с Александром Калягиным все досконально записывал). И главная просьба, как ни странно, вовсе не социальная и не финансовая, а идеологическая. Артисты и режиссеры, представители региональных СТД просили (а точнее – весьма деликатно выражали свое пожелание), чтобы чиновники поменьше вмешивались в дела театра бесконечными рекомендациями, постановлениями и созданием нравственных комиссий. В частности, речь Константина Райкина, выступившего против цензуры и «борцов за нравственность», сопровождалась аплодисментами и стала одним из ярких событий форума (вечером 24 октября полный текст его выступления был отдельно напечатан в «Театрале»).
 
Об обманчивой природе современного театра интересно сказал Геннадий Дадамян:
– Если театру дадут денег в полном объеме – значит, наступил тоталитарный режим. Если не дадут – мы по-прежнему живем в демократии, для которой у нас, впрочем, ничего не готово.
 
На протяжении последних тридцати лет власть постепенно подталкивает искусство к коммерциализации, стремясь перекроить созданную в 1931 году систему государственного репертуарного театра. Это понимают все. Не ясно только одно – какова все же главная цель таких перемен. Сократить расходы на театр? Упорядочить бюджет? Выработать объективную систему распределения средств? Сделать театр частным, а, следовательно, независимым от государства? Вариантов много. Однако велико опасение, что коммерциализация лишит Россию главного национального достояния. Это весьма красноречиво продемонстрировал в своем обзоре экономист Александр Рубинштейн.
 
В 2012-2014 годах наблюдался небольшой рост цен на билеты, что положительно сказалось на посещаемости театров. Она достигла 1,12 посещений на каждую тысячу жителей. В 2015 году рост значительно увеличился (составил 16 пунктов), что явно затормозило посещаемость театров – она осталась на уровне 2014 года. Но при этом цены на билеты неизбежно будут расти и впредь, поскольку, подталкивая театры к коммерциализации, государство неизбежно заставляет коллективы самостоятельно зарабатывать. Так, если в 2011 году доля расходов, покрываемая от продажи билетов, составляла в театрах в среднем 18,5%, то в 2014 году она доросла уже до 21,5%, а в 2015 году и вовсе произошел скачок – театры почти четверть своих расходов покрывают продажей билетов. Если учесть при этом, что в целом ряде регионов утвержденная государством сумма постановочных расходов (т.е. декорации и реквизит) составляет всего-навсего 30 тыс. рублей и недостающую сумму театры как раз «добирают» из внебюджетных средств, картина и вовсе представляется плачевной. Еще один весьма характерный пример привел Айгум Айгумов, представитель СТД Дагестана. Зарплата артистов в регионе составляет 10-13 тыс. рублей.
– Я даже за опоздание никого поругать не могу, потому что знаю: артист на трех работах трудится, чтобы выжить на свою мизерную зарплату, – сказал он. – Уволить? Можно уволить, но в республике дефицит национальных актеров. Я уволю, а кто будет играть?
 
По итогам форума, как обычно, были сформированы поручения для президента, губернаторов, секретарей региональных СТД и т.д. (фактически – это целая программа по решению наиболее актуальных вопросов), а Александр Калягин сказал в своем заключительном слове:
– Спасибо за ваши выступления. Все проблемы мне отчасти известны, а отчасти – это холодный душ. Но позвольте вам сказать: мы, творческие люди,  нетерпеливые люди. Хотим, чтобы все и сразу. Я возмущаюсь волокитой, как и вы, возмущаюсь! И меня учат терпению. Власть искренне не понимает. Повезло Екатеринбургу с министром культуры, а Волгограду – нет. Нам надо учиться долбить, долбить и долбить. Мы в таких условиях существуем: что есть, то есть. Поэтому я призываю всех к терпению. И мы будем терпеливо работать.
 

teatral-online.ru

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.