В Мире Театра!

Николай Коляда: «Не только творчеством занимаюсь, но и деньги считаю»

Руководитель именного театра — о толковых лидерах, сумасшедшей энергии и умении строить

Фото: ТАСС/Владимир Гердо

В Москве проходят гастроли екатеринбургского «Коляда-театра» — одного из немногих в России частных театральных коллективов. Корреспондент «Известий» встретился с его основателем — драматургом и режиссером Николаем Колядой.

— Вы играете по четыре спектакля в день, и на них почти всегда аншлаги. Чем объясняете такую непривычную даже для столичных театров посещаемость?

— Наверное, мне нужно пококетничать — сказать, мол, какие мы талантливые… На самом деле причину я знаю. Я же старая театральная крыса. Дело в том, что у меня живой театр. После гастролей в Париже в Le Mond вышла статья под заголовком «Дикий театр из Сибири». Вот мы и берем этой дикостью. У нас нет дорогих декораций или костюмов, но в актерах присутствует сумасшедшая энергия, она и завораживает публику. А потом, в театре можно сыграть всё что угодно, но если ты неискренен на сцене, то всё впустую. Мы настоящие и не придуриваемся. Во всяком случае если нет эмоции, то ее и не наигрывает никто.

— Столичный зритель избалован громкими премьерами. Как он на вашу «дикость» реагирует?

— Мне говорили про спектакль «Весна советская», сделанный по опереттам, что всё это — наивный студенческий капустник. Да, конечно, но бабушки, которые сидят в зрительном зале, умиляются. Я стою в фойе, ко мне подходят зрители и говорят: «Спасибо, молодость вспомнили!» Один, другой, третий, четвертый… Я никого за язык не тяну — сами подходят.

— Прием Москвы вдохновил вас создать площадку для уральских драматургов в столице?

— Я даже опоздал на репетиции перед встречей с вами, потому что мы смотрели три разные площадки. Оказывается, свободных сцен в Москве — море. Что все жалуются? Нужен просто толковый лидер. А мы, бедные, в Екатеринбурге… Жили вначале в подвале, потом нас бандиты выгнали — ресторан захотели сделать. Театр заселили в деревянную избушку без воды и отопления. Сейчас, слава богу, восстановили старый кинотеатр, где мы живем как баре. Но в Москве же столько площадок, актеров безработных… Отчего не сделать «место живой силы»? Почему бы не собраться да не забабахать?

— Вот вам представилась возможность «забабахать». Есть уже концепция нового театра?

— Я хочу сделать театр, который базируется только на пьесах современных уральских драматургов. За годы преподавания я выпустил около 120 человек. Повезло Богаеву, Пулинович, Сигареву, Батуриной — они попали на большие сцены. Мои пьесы, грех жаловаться, тоже идут в театрах России. Но есть множество талантливых ребят, которым нужно помочь. Я как учитель должен мотивировать театры и режиссеров обратить на них внимание. Хотим мы того или нет, но Москва — столица нашей родины, центр театрального искусства. И каждый раз, когда мы приезжаем сюда на гастроли, по сути, держим экзамен.

— Многие провинциальные театры жалуются — не хватает денег на новые постановки. Вы же совсем без госфинансирования обходитесь.

— У меня большая труппа — 60 человек, плюс столько же сотрудников. Я на гастролях всегда стою в фойе, подписываю книжки и каждому зрителю кланяюсь: «Спасибо, спасибо, что пришли». Кланяюсь искренне — мне два раза в месяц нужно аванс выдать и окончательную зарплату. Своим актерам на поклоне всегда говорю: «Быстро назад, на сцену, пока зритель аплодирует». Не для того, чтобы организовать успех, а чтобы выразить свое почтение. Ценить, в общем, нужно зрителя. Благодаря ему мы можем заниматься любимым делом.

— Так уж на одних билетах выживаете? А спонсоры, партнеры?

— Никаких спонсоров у нас нет. Да я и не ищу спонсоров. Сами выживем и заработаем. Я вот купил своим артистам 11 квартир. Мы объездили весь мир. Всё это достаточно дорого, но я как-то умею не только творчеством заниматься, но и считать деньги.

— В провинциальных театрах одна из главных проблем — текучка кадров. Как вам удается удержать актеров?

— Уже сказал — покупаю квартиры. В моем сейфе лежит завещание (увы, все мы смертны), что в случае моей кончины эти квартиры достаются актерам, которые в них живут. Раньше артисты снимали жилье, а я доплачивал довольно большие деньги. Потом стал собирать понемногу. Купил одну, вторую… Знаете, мне понравилось. А еще артисты знают, что с Колядой будет успех. Они поедут по миру на гастроли и получат в театре роли. Так что не разбегаются артисты у меня, даже наоборот — просятся. Из Москвы, Сербии, Польши… Говорят, мол, выучим русский язык, только возьмите нас ради Христа.

— Николай Владимирович, в России наметилась странная тенденция — устраивать митинги против спектаклей, обливать нечистотами выставки. Как у вас с этим обстоят дела в Екатеринбурге?

— Дураков полно везде: что в Новосибирске, что в Москве. В Екатеринбурге их, может быть, чуть поменьше. Помню, на спектакле «Букет» один зритель возмутился: мол, почему у вас актеры хлеб топчут на сцене?! «Я на вас в суд подам». «Прекрасно, подавайте!» — ответил я. Только имейте в виду, что это не актеры ходят по хлебу, а персонажи. Они топчут самое святое! Мы это делаем для того, чтобы вызвать в зале определенную эмоцию, а не для того, чтобы поиздеваться над хлебом. Извините, я из семьи христианской. Даже в столовой не могу оставить кусочек хлеба — голодное детство сказывается. А еще мне сейчас в Москве коллеги говорят, что спектакль «Фальшивый купон» может задеть чувства верующих.

— И такое неоднократно было. Как отреагировали?

— Я могу сказать следующее: в 1989 году я, Николай Коляда, верующий человек, восстановил на свои деньги церковь у себя на родине, в Костанайской области. Разве верить в Бога — это каждый день ходить в церковь, крест носить да бороду отрастить? В моем понимании Бог — это любовь. Звучит банально, но понятно. И чтобы я, русский писатель, издевался над Богом в спектакле?! Да никогда. Я редко бываю в церкви, моя вера в сердце. Хотя пока я в Москве — думаю, надо сходить свечку поставить. Поблагодарить, что гастроли идут хорошо.

Справка «Известий»

Николай Коляда — актер, режиссер, прозаик и драматург. В 1977 году окончил Свердловское театральное училище. Автор более 120 пьес, которые переведены более чем на 20 языков мира. В 2001 году создал в Екатеринбурге частный «Коляда-театр». Поставил на его сцене около 50 пьес как молодых уральских драматургов, своих учеников, так и отечественных и зарубежных классиков. Заслуженный деятель искусств РФ.

Известия

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.