В Мире Театра!

От «Тангейзера» – к Кафке. «Процесс» Тимофея Кулябина сыграли в Москве

Собираясь на спектакль Тимофея Кулябина по «Процессу» Кафки (на фестивале «Территория»), ожидаешь неминуемо встретить там намеки на его собственный нашумевший процесс по делу «Тангейзера» в Новосибирске.  Но ничего подобного в постановке нет. Если столкновение с отечественным судопроизводством и чиновничьим произволом и подтолкнуло режиссера в сторону Кафки, став его внутренним личным мотивом, то внешне это никак не проявляется.
 
«Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью» и тому подобные присказки лучше забыть сразу. Спектакль «Красного факела» получился совсем о другом. Все ждали от Кулябина острой злободневности, а он поставил экзистенциальную притчу, доказав в который раз, что реноме «скандального режиссера» приписано ему по недоразумению. Что на самом деле его интересуют вещи куда более глубокие, чем поверхностные политические аллюзии, эпатаж и броская форма.
 

Про спектакль, оформленный постоянным соавтором режиссера, художником Олегом Головко, можно сказать, что он состоит из общих мест современного театра – плазменный экран, использование видео, живой съемки с камеры и так далее. Но эти технологии уже настолько прочно вошли в сценический обиход, как всевозможные гаджеты, айфоны и взрывоопасные «самсунги» – в наш повседневный быт. А Кулябину было важно показать сегодняшнего человека в привычной для него обстановке. Вспомним, что персонажи его «Трех сестер», показанных на «Территории» год назад, тоже вовсю пользовались смартофонами и ноутбуками, не акцентируя, впрочем, на этом внимание. Однако в «Процессе» постановщики словно отходят на один шаг в прошлое, сделав главным вещдоком спектакля видеокассеты, на которых фиксируется поведение арестованного. Из них даже был сделан пресс-вол в фойе, где могли фотографироваться все желающие. (Впрочем, не исключено, что наше судопроизводство до сих пор не перешло на цифровые носители, и все это не сознательное ретро, а простая фиксация фактов.)
 
В любом случае в спектакле Кулябина речь идет о человеке новейшего времени, и это доказывает прежде всего исполнитель главной роли – Антон Войналович. Он выглядит младше 30-летнего Йозефа К., его герой еще совсем юн, неопытен, но вполне уверен в себе. Это успешный и энергичный яппи в модном костюме, который идет по жизни легко, не ждет от нее подвохов и, кажется, прекрасно понимает, как тут все устроено. И в этом его главная ошибка. Жизнерадостный и симпатичный юноша, любимец женщин и баловень судьбы, со всего размаха вдруг влетает в липкую паутину Системы, и чем больше трепыхается и пытается вырваться, тем прочнее в ней увязает.
 

Тимофей Кулябин придумал простой, но очень эффектный ход: лица всех остальных актеров скрыты полупрозрачными масками, а их голоса искажаются микрофонами, так что главному герою приходится иметь дело не с живыми людьми, а с их безликими подобиями. Но удивительное дело, лишенные своих главных рабочих инструментов – мимики и голоса, новосибирские актеры не становятся менее выразительными, даже наоборот. Диалоги Йозефа К. с этими симулякрами завораживают, ну, как если бы он общался с инопланетянами, и подспудно внушают страх. Эти маски отвратительны, но от них невозможно оторваться. И загипнотизированные зрители, как кролики перед удавом, смотрят, как государственная машина поглощает очередную жертву.
 
В сценической редакции Ольги Федяниной (инсценировка довольно близка к структуре романа) присутствует фигура комментатора, что тоже работает на эффект остранения. Играющий эту роль Павел Поляков – вне матрицы, он появляется на экране без маски, хотя лицо его тоже скрыто капюшоном, и рассказывает зрителям о тонкостях судебной системы, как какая-нибудь «википедия» или приглашенный секретный эксперт на телевидении. То есть на злоключения главного героя мы смотрим со стороны, отделенные от него привычной оптикой камер и экранов. Но от этого история, как ни странно, не теряет своего драматизма и все два с половиной часа держит зрителей в напряжении, даже если они хорошо знают сюжет.
 

Спектакль Кулябина – в какой-то мере поколенческое высказывание. Он транслирует мироощущение тех, кто вырос в благополучные двухтысячные, в свободной и вполне цивилизованной, как они думали, стране. Тех кто верил в силу прогресса, либеральные ценности и рыночную экономику, в конце концов. И вдруг погрузился в серую, аморфную и вместе с тем агрессивную, поистине кафкианскую среду, где не работают законы логики и здравого смысла. Здесь бесполезно махать джедайским мечом справедливости, он все равно утонет в ватной пустоте. И в очень сильном, отлично придуманном финале Йозеф К. добровольно ложится под нож, просто потому что не знает, не понимает, как жить в этом мире дальше.         
 

teatral-online.ru

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.