В Мире Театра!

Русские меценаты и художники одарили центр Помпиду

Михаил Рогинский. "Розовый забор. Рельсы". 1963 / Предоставлено фондом INARTIBUS

Замысел

В сентябре Национальный центр искусства и культуры Жоржа Помпиду в Париже выступит с громким выставочным проектом "КОЛЛЕКЦИЯ! Современное искусство в СССР и России 1950-2000 годов: уникальный дар музею" (14 сентября 2016 года — 27 марта 2017 года). Российские меценаты, коллекционеры, художники и их семьи подарили музею около 250 произведений советского и российского искусства. Это одно из важнейших единовременных приобретений главного во Франции музея современного искусства за последние годы. Новая часть коллекции Бобура будет показана публике в полном объеме, что тоже случается нечасто, к тому же в сопровождении архивных материалов и документов.

«Это уникальное событие, — говорит французский куратор, научный сотрудник Центра Помпиду Николя Лиуччи-Гутников, который готовил собрание вместе с директором московского Мультимедиа Арт Музея Ольгой Свибловой. — Не традиционная выставка, а именно представление коллекции — тех работ, которые благодаря нашим российским друзьям наконец-то восполнили пробел в нашем собрании русского искусства второй половины XX века, и теперь можно говорить об очень достойной и последовательной коллекции, которую мы можем наблюдать в развитии».

Главным партнером и соорганизатором проекта выступил Благотворительный фонд Владимира Потанина, который приобрел ряд произведений у коллекционеров и художников и передал их в дар французскому музею. В числе дарителей также крупные российские коллекционеры: предприниматель и, как он сам себя называет, арт-продюсер Игорь Цуканов, основатели Фонда культуры «Екатерина» Владимир и Екатерина Семенихины, владелица The Art Newspaper и основатель фонда IN ARTIBUS Инна Баженова. Всего в этой инициативе приняли участие около 20 человек, силы между коллекционерами и художниками разделились примерно поровну.

Что было

Василий Кандинский остается одним из главных русских козырей Центра Помпиду, чьей коллекции первопроходца абстрактного искусства завидуют мировые музеи. Французы получили ее по завещанию вдовы художника и его основной наследницы Нины Кандинской. Еще один лакомый кусок — наследие российских авангардистов Наталии Гончаровой и Михаила Ларионова. Что-то пожертвовала многолетняя возлюбленная Ларионова Александра Томилина, но главный подарок — более 80 работ, в основном живопись и графика парижского периода, — сделало Франции советское правительство в 1988 году в рамках смутной истории с дележом наследства художников между двумя странами. Гордятся в Бобуре и подборкой российских конструктивистов, в частности коллекцией скульптур, живописи и графики Антона Певзнера (многое в 1960-х подарила вдова художника, остальное докупали в разные годы) и собранием Владимира и Георгия Стенберг. Советские графики и мастера киноплаката выступают в Париже в менее известном качестве — как архитекторы. Их макетами и чертежами Центр Помпиду разжился в 1970-х годах. В следующее десятилетие крепкий модернистский фундамент французы, не спеша, начали дополнять современными авторами — концептуалистами. Во многом благодаря главному популяризатору русских, автору исторической выставки Маги земли Жан-Юберу Мартену в коллекции появился Илья Кабаков с инсталляцией Человек, который улетел в космос и концептуальными альбомами. Тогда же несколько своих работ музею подарил Игорь Макаревич. В начале 2000-х годов Центр Помпиду купил Завтрак на траве. Картину для Франции Александра Виноградова и Владимира Дубосарского. Но все это были, скорее, разовые инициативы и частные удачи, не складывавшиеся в единый пазл.

Что будет

По словам Николя Лиуччи-Гутникова, в новом собрании можно выделить четыре главы — четыре вехи в истории советского и российского искусства с 1950-х до самого начала 2000-х годов. Новейшего искусства в коллекции Центра Помпиду пока нет. Первыми, в том числе и по масштабам присутствия, идут нонконформисты. Акцент сделан на художниках, живущих или живших в Париже. «Мы же французский музей, хотели отдать им должное», — объясняет куратор. И без того солидное собрание Эдуарда Штейнберга в Бобуре пополнилось новыми картинами: свой вклад внесла вдова лидера советского неофициального искусства Галина Маневич, — и теперь у французов есть фактически весь Штейнберг — от ранних работ 1950-х до самых последних. Значительно укрепил свои позиции и Владимир Янкилевский. В коллекции он числится с 1980-х. Тогда директором Центра Помпиду был Доминик Бозо, а еще раньше он стал едва ли не первым французом, попавшим в мастерскую Янкилевского. Франциско Инфанте, до последнего времени представленный лишь несколькими документами в Библиотеке Кандинского, теперь есть и в коллекции музея. Компания классиков-нонконформистов не была бы полной без Михаила Рогинского, Владимира Яковлева, Оскара Рабина и Игоря Шелковского.

Далее соц-арт. И если ветеран движения Леонид Соков получил пропуск в коллекцию почти 20 лет назад с подачи все того же Жан-Юбера Мартена, то Борис Орлов, Александр Косолапов, Виталий Комар и Александр Меламид обрели бобуровский вид на жительство только сейчас. Из более молодого поколения соцартистов отметился Гриша Брускин — его щедрость в Центре Помпиду особенно оценили.

Третья глава — концептуализм, одна из любимых тем музея с момента его основания. «У нас в коллекции на довольно полной карте международного концептуализма было белое пятно: нам катастрофически не хватало многих работ из России», — рассказывает Николя Лиуччи-Гутников. Теперь пробелов почти не осталось. «Коллективные действия» Андрея Монастырского, Римма и Валерий Герловины, Игорь Макаревич и Елена Елагина, Дмитрий Пригов, Вадим Захаров, Виктор Скерсис, Юрий Альберт, художники групп «Мухомор» и «Инспекция „Медицинская герменевтика“» — в коллекции собрались все три поколения московского концептуализма.

И наконец, заключительная часть посвящена искусству периода перестройки и 1990-х годов. Здесь тоже многолюдно. Москву представляют Дмитрий Гутов, Валерий Кошляков, Сергей Ануфриев, арт-группа «Чемпионы мира», Санкт-Петербург — Владислав Мамышев-Монро, Георгий Гурьянов, Тимур Новиков, Олег Котельников, Дмитрий Яковин.

Включению работ российских художников в коллекцию Центра Помпиду предшествовала сложная процедура: список утверждали сначала на кураторской комиссии Центра Помпиду, а потом на закупочной комиссии с участием представителей Министерства культуры Франции. Впрочем, ради того, чтобы проект состоялся в кратчайшие сроки (он готовился с ноября 2015 года), принимающая дар сторона пошла на уступки.

«Обычно рассмотрение занимает дольше времени, но здесь, соблюдая абсолютно все требования французского законодательства, все согласны были работать на ускорение. Например, некоторые работы рассматривались заочно», — рассказала директор Благотворительного фонда Владимира Потанина Оксана Орачева.

«К сожалению, это правда, что мы во Франции не слишком интересовались советским и постсоветским искусством, — признает Николя Лиуччи-Гутников. — Во многом момент упущен. Частные музеи, как, например, Музей Людвига или Циммерли, оказались гораздо прозорливее государственных, и мы уже никогда не сможем с ними конкурировать. Лучшие вещи разошлись по частным коллекциям. Но если сравнивать с теми же Тейт или Музеем современного искусства в Нью-Йорке, то этот невероятный ансамбль, который стал для нас каким-то даром с неба, несомненно, колоссально укрепил позиции Центра Помпиду. Ведь лучше поздно, чем никогда, — так, кажется, говорят у вас в России?»

Игорь Цуканов
Коллекционер

Парижский музей делает то, чего никто из главных мировых музеев пока не делал, — составляет систематическую коллекцию русского послевоенного искусства. Русский авангард во главе с Кандинским и Малевичем давно получил мировое признание. Теперь наших современников включают в общую историю европейского искусства второй половины ХХ века. Старт этому проекту был положен Ольгой Свибловой, которая договорилась с директором музея Бернаром Блистеном, нашла финансирование на выставку и приобретение ряда вещей в Фонде Потанина и убедила коллекционеров: меня, Владимира и Екатерину Семенихиных, Ника Ильина, Тамаза и Ивету Манашеровых, Инну Баженову и нескольких других — подарить Центру Помпиду произведения, отобранные куратором Николасом Луччио-Гутниковым. У меня музей попросил в дар семь больших работ: Сокова, Орлова, Комара и Меламида и Волкова. Просили много больше (до 20 работ), но мне показалось, что лучше начать с нескольких работ и посмотреть, как музей будет справляться с управлением созданной коллекцией, имея в виду, что другие произведения могут быть переданы и чуть позднее. Выставка также станет признанием того, что сделало новое поколение российских коллекционеров для сохранения нашего наследия.

Виктор Скерсис
Художник

На мой взгляд, это очень важный проект. Насколько я знаю, закуплены работы более 60 современных российских художников, то есть хотя и неполное, но какое-то представление о современном русском искусстве эта коллекция дает. Некоторые работы именно закуплены — произошел редкий случай непосредственной финансовой поддержки крупным бизнесом в лице Фонда Потанина ныне живущих художников. Потому что если работы не продаются, то они и не производятся. Здесь очень важно отметить, что закупки, например, работ Фаберже и «Бубнового валета» не влияют на развитие искусства, поскольку высокие цены не стимулируют уже умершего художника. А для развития современного искусства в России нам нужен именно первичный рынок. Коллекция идет в один из лучших музеев Европы. Это огромная удача! И наконец, кураторский коллектив, работавший над составлением коллекции, — профессионалы высокого класса. Были отобраны очень хорошие произведения, репрезентирующие как конкретного художника, так и его время. О проекте я узнал от Ольги Свибловой, одного из лучших кураторов современной России. Работы, которые она попросила, — знаковые, сильные вещи. Если бы я выбирал сам, то выбор не был бы сильно другим.

Юрий Аввакумов
Художник

Попасть в Центр Помпиду — это как попасть в вечность. Это значит, что твое имя точно не забудут и оно даже через 200 лет будет существовать. Центр Помпиду обязан по определению хранить все, что в него попадает, и я очень горд, что мои произведения окажутся в коллекции.

Владимир и Екатерина Семенихины
Коллекционеры

Мы подарили девять работ из нашей коллекции, и все они были приобретены нами непосредственно у авторов. В Центре Помпиду теперь будет важная работа Эрика Булатова, одного из самых ярких московских концептуалистов, Слава КПСС, которая выставлялась не только в фонде «Екатерина», но и принимала участие в других важных выставках. Эдуард Штейнберг, как и Булатов, жил в Париже, и это прекрасно, что его работы будут теперь в коллекции Центра Помпиду. Бюст Бориса Орлова — одно из любимых нами произведений, скульптура Медведь Леонида Сокова отсылает к народному творчеству, а Папуасы и Слоники Вадима Захарова являются отличным примером творчества 1980-х. Среди произведений художников, которые мы дарим, в основном уже имена мэтров, которые и стоят сейчас уже дорого, да и работ этих на рынке очень мало, поэтому Центр Помпиду и обратился к коллекционерам. Мы с удовольствием принимаем участие в этой акции и надеемся, что работы российских художников будут в дальнейшем активно использоваться музеем для выставок.

Инна Баженова
Коллекционер

Подарить работу в Центр Помпиду — для меня шаг решительный. Вообще-то это жертва, конечно. Я сделала это для художника, да и для всего русского искусства, надеюсь. Розовый забор Михаила Рогинского попал в мою коллекцию, когда у меня уже собрался некоторый пул работ художника. У меня были картины всех периодов, кроме раннего —1960-х, я искала такую специально. Была рада, что она мне попалась, с тех пор люблю ее. Забор не был показан на выставках фонда IN ARTIBUS, не было и посторонних выставок с его участием (за то время, что он у меня). Центр Помпиду — один из важнейших в мире музеев современного искусства, а французское общество традиционно хорошо относится к русскому искусству, интересуется им. Вот и пришлось преодолеть свою коллекционерскую жадность. Этот проект — отличная история, за которую надо благодарить и Центр Помпиду, и Фонд Потанина, и Ольгу Львовну Свиблову. Правда, я предлагала французским кураторам еще и полотно Владимира Вейсберга, но его не взяли, к сожалению. И теперь получилось, что Вейсберга вообще нет на выставке. Что, конечно, ужасная несправедливость — и по отношению к мастеру, и по отношению ко всему этому периоду русского искусства. Поэтому я надеюсь, что это только начало и коллекция русского искусства в Центре Помпиду будет развиваться.

theartnewspaper.ru

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.