В Мире Театра!

Светлана Ходченкова: «Ради такого чувства можно и предать, и убить»

Актриса фильма «Викинг» — о «картине десятилетия» и сходстве со своей героиней

Фото: предоставлено пресс-службой кинокомпании «Централ Партнершип»

В прокат вышел фильм «Викинг» режиссера Андрея Кравчука. Со звездой исторического эпоса встретилась корреспондент «Известий».​​​​​​​

— О чем этот фильм лично для вас?​​​​​​​

— Для меня эта картина в первую очередь о любви, ведь любовь может быть и к Богу, и к мужчине, и к женщине, и к матери, и к народу. Моя героиня влюбилась, и она мужественно проносит это чувство через всю эту историю. Всё остальное становится для нее второстепенным. Ради такого чувства можно и предать, и убить.

— Чем так притягательна Ирина для мужчин?

— Ее безусловная привлекательность в том, что она из Византии — мира более цивилизованного. Эта женщина воспитывалась в монастыре, у нее другие нравы, она иначе общается с людьми. Окружающие ее варвары и язычники смотрят на нее немного предвзято. Ирина понимает, что нельзя навязывать им свои взгляды и принципы — в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Поэтому ей приходилось жить в тех обстоятельствах, в которых она оказалась. Но это делает ее необычной для них. Одни смотрят на нее и влюбляются, у других и вовсе появляются какие-то черные помыслы.

— Когда Ирина рассказывает Владимиру о православии и христианской вере… 

— ...Это как раз и есть разговор о любви, о том, что любовь — разная. Так она пытается донести до него, что она чувствует. Мол, ты уже разберись в себе — Бог один.

— То есть в этот момент она не пытается склонить его к своей вере?

— Пытаться навязывать свою веру в такой момент — непристойно или даже неправильно. 

— Какие ваши личные качества помогли раскрыть образ Ирины?

— Я понимала, что моя героиня не может быть эмоционально открыта настолько, как персонажи Данилы и Саши Бортич. Язычники более непосредственные, и никакие этические моменты их не смущают. Если они не любят, то могут просто убить человека. Я лично — не очень открытый человек в принципе, поэтому, возможно, я просто эмоционально совпала с персонажем.

— Вас на самом деле считают закрытой и даже строгой.

— Правда? Ерунда какая…

Фото: предоставлено пресс-службой кинокомпании «Централ Партнершип»

​​​​​​​

— Коллеги-журналисты рассказывали, что с вами тяжело найти контакт. Как вам кажется, ваша закрытость отпугивает людей или, наоборот, — привлекает своей таинственностью?

— Никогда не думала об этом. Более того, я в принципе не отношусь к этому качеству как к какому-то инструменту. У меня не было мыслей вроде: сегодня я буду такой, чтобы кого-то отпугнуть, или, наоборот, кого-то к себе приблизить. Не могу сказать, что я какая-то строгая. Ну, возможно, в отличие от Саши Бортич, я не столь эмоционально заряженная. 

Вы знаете, всегда ведь по-разному бывает: интервью разные, картины и образы, разная подача. Может быть, в какой-то день я просто не выспалась… (улыбается).

— Да, возможно, кому-то просто не повезло. 

— Ну ладно вам, я, по-моему, не такая строгая сегодня (улыбается).

— Готовясь к роли, вы посещали греческие монастыри. Что вы искали там?

— Когда еще только шла подготовка к проекту и я уже была утверждена на роль, Андрей Юрьевич (Кравчук. — «Известия») сказал, что было бы неплохо, если бы я съездила в Грецию. Там большое количество монастырей, в которых можно понаблюдать за тем, как ведут себя монахини, как они себя преподносят, как двигаются, как ходят… Он рассказывал мне, что эти женщины совершенно удивительные: ты можешь с ними разговаривать, но как только беседа заканчивается, ты не успеваешь повернуться, чтобы сказать спасибо, а человека уже нет. Они просто растворяются где-то, это в их природе, они пытаются быть незаметными.

И мы с друзьями поехали в Грецию: ходили, наблюдали, смотрели, мне было очень интересно. Я надеюсь, что нечто из подсмотренного мною у этих монахинь я смогла привнести в поведение Ирины. 

— Вы сказали, что «Викинг» — один из главных проектов в вашей актерской карьере. Это звучит странно, ведь в вашем актерском портфолио есть и крупные голливудские проекты. 

— Я не говорю, что это главный проект в моей фильмографии, но он один из самых ожидаемых по степени эмоциональных затрат. У меня большие надежды на эту картину, это картина десятилетия — по крайней мере по моим ощущениям, по мнению моих партнеров и людей, которые работали над проектом.

— Насколько актуальна тайная, жертвенная любовь, которую испытывает ваша героиня, в современном мире, где люди всё чаще поступаются принципами?

— В нашей жизни актуально вообще всё, что только можно себе вообразить. Единственное, мне кажется, в то время женщине было проще любить тайно, скрыто.

— Потому что открытое выражение чувств было запрещено?

— Да, именно поэтому. Это сейчас всё можно...

Справка «Известий»

Светлана Ходченкова — в 2005 году окончила Театральный институт имени Бориса Щукина (курс М. Борисова). Дебютировала в кино в фильме Станислава Говорухина «Благословите женщину». Снялась в таких теле- и кинокартинах, как «Любовь в большом городе», «Краткий курс счастливой жизни», «Росомаха: Бессмертный», и других.

Известия

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.