В Мире Театра!

«Такой прием был только в Колумбии». Вахтанговцы приехали на родину отца-основателя своего театра

Не было речей и громких слов. Никто не фотографировал, потому что, как сказал художественный руководитель театра Римас Туминас:

«всех пронзила страшная боль. И от этой боли в душе родилось чувство полной беспомощности. Я ходил и думал: откуда берется это запредельное зло? Почему даже в цивилизованном обществе оказалось невозможным его победить?»

На встрече с прессой Сергей Маковецкий тоже сказал, что поездка в Беслан оставила неизгладимый след в его душе.

«Я благодарен за то, что нам дали возможность это видеть, – отметил актер. – Когда о трагедии ты слышишь по телевизору, это переворачивает душу. Невозможно спокойно жить, зная, что рядом с нами случилась такая беда. Но когда ты это видишь воочию, то становится еще невыносимее, с одной стороны. С другой стороны, ты пытаешься понять, на чем основано мужество тех людей, которые перенесли эти чудовищные испытания и продолжают жить, превозмогая боль. Лично я не знаю ответа на вопрос, как можно жить, потеряв родных детей. И когда мы слышали рассказы очевидцев, то этот вопрос разрастался с новой силой. Не перестаю удивляться их способности пережить то, что они пережили».

В гастрольной поездке разговоры о Беслане возникали сплошь и рядом. О трагедии вспоминали за обедом и по пути в театр, на пресс-конференции и на встрече с местной администрацией. Соседний от Владикавказа городок, название которого прогремело на весь мир вместе с чудовищным по своей мощи терактом, постоянно приходит на ум.

«Мы начинаем гастроли, а я с ужасом представляю, как в такой же сентябрьский день по этим солнечным улочкам дети с мамами шли в школу», – поделилась с корреспондентом «Театрала» актриса Инна Алабина.

«У любой боли есть оборотная сторона, – считает Римас Туминас. – В страданиях рождаются светлые чувства, приходит осознание случившемуся, меняется мировоззрение… Ничего не остается, как смириться с болью для того, чтобы слушать ее».

Эти слова были произнесены на встрече с местной администрацией. Впрочем, свою мысль Римас Владимирович повторил и на улице, когда к режиссеру подошла одна из журналисток и поинтересовалась, не боится ли театр начинать гастроли со столь серьезной программой. Во Владикавказ вахтанговцы (в рамках федеральной программы «Большие гастроли») привезли 9 спектаклей, в числе которых «Анна Каренина» и «Дядя Ваня», «Медея» и «Матренин двор», «Крик Лангусты» и «Посвящение Еве»...

«Дело в том, что подобные вопросы возникают сегодня в любом городе, куда бы ни приехал столичный театр, – комментирует ситуацию директор Федерального центра поддержки гастрольной деятельности Антон Прохоров. – Происходит это потому, что после распада Советского Союза театры утратили возможность возить в регионы серьезный репертуар, гастроли сменились выступлениями антрепризы, и люди привыкли к коммерческим комедиям, которые можно сыграть на трех стульях – без полноценных декораций. Кроме того, мы сталкиваемся с ситуацией, что зрители попросту не верят тому, что в их город приедут знаменитые артисты, да еще и с качественными спектаклями. Долго не покупают билеты – боятся быть обманутыми. И только когда, наконец, с трапа самолета сходят, так называемые, медийные лица, народ бежит в кассу».

Во Владикавказе еще знойное лето. Днем температура воздуха достигает 35 градусов, но несмотря на жару спектакли идут при полных аншлагах одновременно на двух республиканских сценах.

«Невероятно радушный прием, – поделился своими впечатлениями Владимир Вдовиченков, играющий в спектакле «Дядя Ваня» доктора Астрова. – Иногда даже боишься: публика дает тебе столько авансов! Дай бог, не облажаться. Осетинский зритель очень открыт и восприимчив. Я ему благодарен – так нас принимали только в Колумбии. Невероятное ощущение: едва только открывается занавес, как зрители сразу же аплодируют и не перестают этого делать до самого конца спектакля, пока ни закроется занавес. Просто в Колумбии постоянная атмосфера праздника. И эту же атмосферу я уловил на спектакле во Владикавказе».

Два года назад вахтанговцы небольшой делегацией (Римас Туминас, Евгений Князев, директор театра Кирилл Крок) открыли во Владикавказе памятник легендарному режиссеру. Место нашлось на редкость удачное: в центре старого города, на пустыре – рядом с армянской церковью и домом самого Евгения Богратионовича. Здесь прошло его детство. По этим неровным южным улочкам юный Вахтангов ходил в гимназию, причем путь его пролегал мимо дома Никогайоса Симонянца – знатного купца, чей сын Рубен впоследствии, оказавшись в Москве, познакомится однажды с Вахтанговым, станет преданным его учеником, а после смерти Евгения Богратионовича возглавит театр.

Во Владикавказе сохранился уклад старого торгового города. Про местный колорит, столь привлекательный для туристов, можно говорить часами. Однако по сей день нет музея Вахтангова (в его доме с 1918 года располагаются коммунальные квартиры). Кирилл Крок еще в первый свой приезд говорил местной администрации о готовности оказывать посильную финансовую помощь музею. Повторил он свое намерение и на сей раз. Но дело тяжело сдвинуть с мертвой точки, поскольку, как оказалось, обитатели коммуналок прописали на своей жилплощади множество родственников и по закону при расселении каждому из них местная администрация должна предоставить квартиру. Для городского бюджета задача эта непосильная. И пока остается только лишь надеяться на то, что однажды чудо все-таки случится.

«Благодаря этой поездке я перенеслась мыслями в 1961 год, потому что меня в Театр Вахтангова принимал Рубен Николаевич Симонов, – поделилась Людмила Максакова. – И в театре еще много было непосредственных учеников Евгения Богратионовича. И сколько историй они рассказывали о Вахтангове, я не могу вам передать. Они считали его пророком. Для них это имя было не просто именем учителя… Они относились к нему, как к какому-то сверхсозданию. И все это пронеслось в памяти, когда мы возложили цветы к его изваянию, когда пошли посмотрели дом, а затем посетили гимназию.

Какие были рассказы об этом легендарном человеке! Знаете, когда Евгений Богратионович уже сильно болел и было мало надежды на спасение, какой-то пророк сказал его ученика, что если они пойдут ночью на какую-то поляну и станут выкорчевывать огромные вековые пни, то Вахтангова поправится. И вот они пошли ночью на эту поляну в надежде на чудо. Они верили ему, как богу.

Теперь памятник есть во Владикавказе, стараниями Жени Князева монумент открыт и в Москве возле нашего училища (за что я готова сама Жене отлить монумент). И мы чувствуем себя частью этой системы, о которой мечтал Вахтангов: школа – студия – театр. А уж о том, как принимают нас в этом городе, я и не говорю. Все-таки есть между нами космическая связь. И в этом заслуга Вахтангова».

http://www.teatral-online.ru/news/14284

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.