В Мире Театра!

Театр Наций поставил психоделическую «Грозу»

В постановке пьесы Островского режиссер Евгений Марчелли обошелся без волжских просторов


Фото: ТАСС/Артем Геодакян

В Театре Наций появился спектакль «ГрозаГроза» по пьесе Александра Островского. В трактовке режиссера Евгения Марчелли реалистическая пьеса о «темном царстве» превратилась в психоделическую — о таинствах женской души.

Материалы по теме2Чехов и квартирный вопрос КультураЕлизавета Боярская: «Чехова мы перенесли в наше время» Культура

Хрестоматийное сочинение режиссер прочел не по-хрестоматийному. Оригинальные ремарки и реплики драматурга ему в данном случае не указ. Гром не гремит, молнии не блещут. Вместо ливня — льющийся с покатой крыши тихий, ласковый дождь. Вместо раздольного волжского простора — брезентовая ванна с зеленоватой водой. В зеркальном потолке отражается невеликая — два на три метра — водная гладь.

Поначалу плавают в ванной девы-русалки, а потом и сама Катерина (Юлия Пересильд) завершает водной процедурой знаменитый монолог «Отчего люди не летают?» Мчится по сцене, как самолет на взлетке, и ныряет со всего размаху в неглубокую воду, поднимая красивый веер брызг и вызывая зрительские опасения: как бы не убилась актриса…

Фраза Кудряша: «Экая красота в природе разлита» повисает в воздухе, потому как нет красоты. Ни природных стихий, ни крутых обрывов. В качестве декорации — черное пространство со всем неприкрытым сценическим оборудованием. Где-то у правой кулисы выступают из мрака ведра с цветами, так и не востребованные по ходу действия.

Натуральное «темное царство», по терминологии Николая Александровича Добролюбова. Только без лучей. Если не считать лучем Кабаниху (Анастасия Светлова) — женщину красивую, сильную, властную и занятую. Есть у нее дело — за семейством следить. Кого наказать, кого приласкать, кого далёко отправить — в общем, тосковать некогда. А Катерина (Юлия Пересильд) мается от безделья, от нечего делать и мужу изменяет. И с кем? Вот в этом судьбоносном моменте и заключен концепт.

Мужа Катерины Тихона и любовника Бориса играет один и тот же актер, Павел Чинарев. Голос, интонации, осанку, манеру он не меняет, разница только в одежде: Тихон выходит в сюртуке, Борис — в майке. Получается, что у Катерины, мечтающей о храмах золотых и садах необыкновенных, в голове раздвоение. Душевная болезнь. Это с одной, медицинской, стороны.

Есть и другая сторона, психологическая, на ней настаивает Евгений Марчелли. «Борис и Тихон — как близнецы, в них практически нет разницы, — пишет режиссер в аннотации. — Девочка выбрала одного, и она его любит. А второго не любит. Почему? Значит, есть еще какие-то вещи, химия, запахи…».

Ну а если оставить психиатрию вкупе с химическими реакциями, можно сказать, что счастье-то совсем рядом, только руку протяни. Но не видят его люди, мечтают о несбыточном, себе и окружающим на погибель. А как выглядит это несбыточное, сами не знают.

Какую трактовку выбрать — личное дело зрителя. Актеры играют пластично, возможны варианты. Сочетаются ли они с Островским? Во всяком случае, сильного отторжения не возникает. «Виснут», правда, такие персонажи, как изобретатель-самоучка Кулигин (Дмитрий Журавлев) и домашний тиран Дикой (Виталий Кищенко), но они и у драматурга наособицу, как вишенки на торте.

А вот странница Феклуша (Анна Галинова) с ее убаюкивающими рассказами о том, как хорошо в городе Калинове и плохо за его пределами, отлично вписывается во все концепции. Потому что Феклуша — сама гармония и приятие жизни такой, какая есть. Без темных царств и лучей.

 

Известия

© В МИРЕ ТЕАТРА

Метки записи:  
Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.