В Мире Театра!

Театр одного гения

13 июля Петру Фоменко исполнилось бы 85 лет. В память о выдающемся режиссере напомним читателям очерк актрисы Театра им. Вахтангова Галины Коноваловой (1916-2014), написанный в 2014 году для своей авторской рубрики «Легенда сцены».

– Петр Наумович Фоменко. Всё! Вот я написала это благословенное для меня имя и остановилась. Что сказать?

Это все равно как если б попросили меня написать о Бунине или о Льве Толстом. Такая вот непознаваемая личность. Такой талант, который не поддается пониманию, по крайней мере, для меня. Ни на кого не похож. Ни с кем не сравним. Особенный во всем, во всех своих проявлениях. Конечно, можно рассказать (если удастся) о его гениальных постановках, и все равно картина не будет полной.

Всё это надо видеть!

Застольный период превращается в увлекательную беседу, где Он больше молчит, внимательно слушает и вдруг одной, двумя фразами так раскроет автора, так заразит исполнителя, что кажется – всё, иди и играй, а вот выходит артист, и ничего не получается, потому что «взять» у Фоменко, понять его – это тоже искусство!

Иногда, в особо приподнятом настроении, он сам показывает – играет одинаково гениально за всех: за женщину, за мужчину, за собаку, за кого угодно. Повторить удается очень, очень немногим.


Неординарная Кручинина

Вспоминая его фантастическую работу в нашем театре, когда знаменитого, маститого Петра Наумовича упросили поставить давно известную, но тысячу раз игравшуюся пьесу Островского «Без вины виноватые», мне видится небольшое помещение зрительского буфета на втором этаже (там происходило действо), где с небольшой группой энтузиастов он совершил настоящее чудо.

Кто только в русском театре не играл Кручинину!

И всегда это была пожилая примадонна, страдающая, почти что ноющая на протяжении всего спектакля, ежеминутно заламывающая руки при воспоминании о потерянном сыне…

И как мне жаль, что теперешний зритель уже не может увидеть Юлию Борисову в роли Кручининой – очаровательной, женственной, не скрывающей своего возраста и от этого казавшейся молодой и привлекательной, умеющей так трогательно скрывать свое горе.

Вот вам и Фоменко – впервые показал Кручинину так неординарно и так блестяще.

Или вот другая героиня в этом же неповторимом спектакле – Коринкина в исполнении Людмилы Максаковой. Всегда у Островского в пьесах о театре в противовес положительной героине есть бывшая героиня, которая не может смириться с появлением новой примадонны в труппе и потому занимается бесконечными интригами и каверзами. В «Талантах и поклонниках» это Негина и Смельская, в «Без вины виноватых» – Кручинина и Коринкина.

Это всё хрестоматийно.

Мы же увидели Коринкину совершенно необычную – она виртуозно плетет свои интриги, оставаясь обаятельной женщиной с почти мужским умом, с наивной уверенностью в своей непогрешимости. А если говорить об исполнении, то в некоторых сценах она почти клоунесса…

Вообще «Без вины виноватые» – это неповторимый кусок моей жизни. Не будучи занятой в этом спектакле, я всегда ощущала себя не зрителем, а соучастником действа.

Там все было прекрасно. Петр Наумович каждую роль сделал неповторимой. Когда я на первом прогоне увидела Вячеслава Шалевича, играющего Мурова – того самого Мурова, которого всегда играли как абсолютного резонера, и того самого Шалевича, который всегда в своих ролях вытягивал прежде всего гротесковую сторону образа, – мне вспоминается фраза из стихов Маяковского: «Если бы выставить в музее плачущего большевика, весь день бы в музее торчали ротозеи». И в самом деле, Шалевич был такой трогательный, так неожиданно было его жалко, что такое прочтение роли казалось просто грандиозным и для артиста, и для зрителя.

А Шмага в исполнении Юрия Волынцева?! Даже гениальному Ульянову не удалось впоследствии его переиграть.

Да все, все в этом спектакле были необыкновенны!

И все это совсем не Александр Николаевич Островский, а Петр Наумович Фоменко!


«Меня ждёт Фоменко…»

Наблюдая за ним многие годы, могу заметить, что все, что не касается театра, для Петра Наумовича – вторично. И только репетиция является основным наполнением его жизни.

Можно бесконечно говорить о его потрясающей музыкальности, о его неповторимом чувстве юмора. Но это все слова, слова, слова…

Ведь вот какая интересная вещь, он человек «закрытый», очень немногословный, «весь в себе», а вот поди же – как с ним интересно, как к нему тянутся люди – всех возрастов, всех поколений, разного вероисповедания, «разного пола»…

Я, например, в приватной беседе с кем-нибудь, когда хочу «произвести впечатление», могу небрежно пробросить: «Простите, я не могу сейчас говорить: меня ждет Фоменко». Хотя это полное вранье, никогда он меня не ждет – это я мечтаю, жду встречи и хочу пожелать дорогому, дорогому Петру Наумовичу, чтобы он жил как можно дольше, был по возможности здоров, тогда и нам будет хорошо.

teatral-online.ru

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.