В Мире Театра!

Юлия Высоцкая: «Рай» — фильм для человека, который любит думать»

Жена и муза Андрея Кончаловского — о своей героине, силе любви и равнодушии к «Оскару»

Фото: кинокомпания Андрея Кончаловского/Светлана Маликова

В российский прокат выходит фильм Андрея Кончаловского «Рай», главную роль в котором исполнила жена и муза режиссера Юлия Высоцкая. Своими впечатлениями актриса поделилась в беседе с корреспондентом «Известий».

— В последние годы вы сыграли во всех чеховских спектаклях, поставленных Андреем Кончаловским на сцене Театра имени Моссовета.  Роль русской аристократки-эмигрантки Ольги Каменской стала для вас неожиданностью?

— Конечно, я знала, что Андрей Сергеевич работает над сценарием и я буду играть одну из ролей. Знала, что за основу сценария взята история жизни героини движения Сопротивления во Франции, княгини Виктории Оболенской. Тем не менее в итоге работы  моя героиня получилась совершенно другой.

— «Рай» — фильм о моральном выборе, жертвенности, силе духа. Поднята тема холокоста, которой до сих пор не было в российском кино. Какую задачу перед вами поставил режиссер? Мне показалось, что в вашей героине есть многое от вас самой.

— Методы, которыми работает Андрей Сергеевич, трудно объяснить. Мне жилось и дышалось... В процессе съемок мы много импровизировали. Каждый из нас прочел много литературы. Моей задачей было как можно меньше играть, наверное, поэтому у вас и создалось такое впечатление. Главное, чего хотел добиться режиссер, — чтобы артисты проживали свои роли.

Но в мою героиню «погрузиться» было невозможно — ее, по сути, в реальной жизни не существовало. И мы со сценаристом Леной Киселевой ее придумывали, искали детали, из которых складывалась жизнь Ольги Каменской. Нужно было понимать, что с ней случилось до того, как она попала в кадр. Но это происходило уже на съемочной площадке.

Фото: кинокомпания Андрея Кончаловского/Светлана Маликова

— В фильме вы свободно говорите по-французски. Знаете язык?

— Да, говорю, но никогда не делала этого в кадре и на сцене. Однако мой французский достаточно примитивен. К тому же в ситуации съемок, если говоришь не на родном языке, возникает зажим. Но мне повезло. У меня был потрясающий партнер — Филипп Дюкен, поэтому после репетиций неловкость быстро исчезла.

— Еще один ваш актерский подвиг — для роли вы обрили голову.

— Наверное, мужчине это сделать проще, чем женщине. Расставание с волосами не по своей воле — всегда некоторое насилие. Заметьте, когда показывают ужасы про тюрьму или армию, обязательно снимают, как человека бреют наголо. Безусловно, для меня это состояние было ненормальным — и во время того, как меня стригли, и несколько часов после. Ну а потом привыкла. Не могу сказать, что мне это очень мешало, но по утрам смотреть на себя было не очень радостно (смеется).

— Фильм — черно-белый. Монохромность лучше передает ад и рай, который творится в душе героини?

— Андрей Сергеевич на этот вопрос отвечал, что снимать фильм про концлагерь в цвете — пошло. Ну а я принадлежу к артистам, которые не бегают смотреть отснятые дубли. Мне тяжело смотреть материал, даже если его показывает Андрей Сергеевич и ему интересна моя реакция как близкого человека. Сейчас я понимаю, что была проделана потрясающая операторская работа. Саша Симонов — гениальный оператор. Я просто счастлива, что работала с такими профессионалами.

— Когда смотришь «Рай», не покидает ощущение, что вас снимали с большой любовью, и весь стиль фильма — услада для эстетского взгляда, несмотря на затронутые в картине сложные и страшные темы.

— Всё создавалось с любовью. У Андрея Сергеевича действительно есть такая особенность: он любит людей, артистов, у него легко получается создать правильный настрой на площадке, когда каждый хочет быть лучшим в том, что он делает. При этом члены команды любят режиссера, а значит, складывается созидательная обстановка, и всё получается очень естественно, без надрыва.

Фото: кинокомпания Андрея Кончаловского/Светлана Маликова

— Из российских актеров в фильме, кроме вас, снимались Виктор Сухоруков в роли Гимлера и Вера Воронкова, которая играет Розу. Остальные ваши партнеры — французы и немцы. Вы нашли с ними общий язык?

— Если артисты хорошие, национальность не имеет никакого значения. Когда есть правильная направляющая сила, как в оркестре, где тоже играют люди совершенно разных культур и национальностей, никаких проблем не возникает. Если партнер тебя слышит, то он хороший артист. Если партнер слышит только себя, то он не очень хороший артист. В данном случае у меня были потрясающие партнеры, и неважно, на каких языках они говорили. ​​​​​​​

— Мне показалась, что ваша героиня — женщина, которая умеет жертвовать и видит какие-то высшие цели — большие, чем сохранение собственной жизни. В финале фильма понимаешь, что он о любви в широком смысле этого понятия...

— Андрей Сергеевич вам бы сказал: «Вы абсолютно правильно поняли идею фильма, потому что это ваше восприятие, и нет ничего сильнее, чем ваше собственное ощущение».

Для меня «Рай» — это фильм о том, что если нет любви, то и жить незачем. Любви именно в том, большом смысле. Почему Ольга одна из всех кается? Потому что понимает: она идет на смерть не потому, что спасала кого-то, а потому что потеряла то, ради чего стоит жить. Когда никого и ничего не любишь, жить невозможно. То есть она совершает самоубийство...  

Думаю, у каждого в жизни такие моменты бывают, только кто-то находит в себе силы с ними справиться, а кто-то — нет. Правда, в фильме такое настроение подкреплено обстоятельствами. Если бы это случилось в мирное время, может быть, она и справилась бы, даже с отсутствием всякой воли к жизни.

— Тем не менее слова Ольги в финале: «Чтобы сделать добро — нужно приложить усилие» и «Всегда нужно ради чего-то жить», дают надежду...

— В каждом фильме Кончаловского можно увидеть поиск себя и поиск той самой любви к человеку. Я думаю, что зрители чувствуют любовь режиссера к ним, и на это отзываются. Вы почувствовали, что вас тоже кто-то любит, несмотря ни на что, и поэтому плакали. Во всяком случае у меня всегда возникает такое ощущение, когда я смотрю «Романс о влюбленных», или «Любовников Марии», или «Первого учителя»... Я всегда плачу  — и не потому, что эти фильмы снял мой муж, а потому что понимаю: какая бы я ни была, кто-то меня любит.

Фото: кинокомпания Андрея Кончаловского/Светлана Маликова

​​​​​​​

— Кончаловский, говоря о «Рае», привел слова Федора Достоевского о том, что человек — это поле битвы между ангелом и дьяволом. В фильме ярко показаны противоречия человеческой натуры: герой убивает людей, но при этом увлекается музыкой и литературой, заботится о женщине...

— Привлекательность зла — очень интересная тема. Ведь страшно, согласитесь, что ты можешь быть хорошим, порядочным человеком, но при этом служить злу.

— Можно сказать, что «Рай» — фильм для новых поколений? 

— Не думаю, что здесь есть какой-то возрастной ценз. Мне кажется, этот фильм для человека, который любит думать. Не все люди любят думать. Кому-то интересно другое кино, которое отвлекает или развлекает. «Рай» направляет человека внутрь самого себя, в собственные мысли, чувства, душу. Работа души  это не всегда приятно. «Рай» для тех, кому это нравится.

— На Венецианском фестивале картина удостоена высокой награды. Сейчас она представлена на «Оскар» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке». Смогут ли американцы также понять и принять ее?

— Шорт-лист из пять картин будет известен 24 января, пока фильм попал в девятку. В Америке очень много интеллигентных, образованных людей, и есть прекрасное независимое кино, необязательно Голливуд. Безусловно, академия и академики имеют большее отношение к индустрии, но я стараюсь на эту тему не думать: неблагодарная вещь чего-то ждать в таких случаях. Ожидание не должно быть важнее, чем событие.

Мандраж, переживания, попадем  не попадем... От этого ничего не изменится, фильм не станет лучше или хуже. Он уже живет своей жизнью. Пребывание в Венеции было гораздо интенсивнее, чем мгновение, когда Андрей Сергеевич взошел на сцену и получил награду.

Не буду лукавить, конечно, это приятно, и было бы обидно, если бы фильм не был замечен, но всё равно это не изменило бы моего отношения к работе и к тому счастливому периоду, который я прожила, снимаясь в этом кино.

— Знаю, что Кончаловский собирается ставить трилогию по Шекспиру. Будете участвовать?

— Надеюсь, что мне найдется роль, но сейчас Андрей Сергеевич занят написанием сценария итальянской истории про Микеланджело, готовится к запуску картины, поэтому к театру проявляет меньше внимания. Было в планах, что репетиции начнутся весной, но вряд ли так получится. Я в этом смысле человек суеверный, не очень люблю загадывать. Будет  значит слава Богу.

Известия

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.