В Мире Театра!

В МХТ простились с эпохой. Киру Головко проводили речами и аплодисментами

Художественный театр проводил в последний путь актрису Киру Головко, чья творческая биография начиналась во времена Станиславского. В 1936 году ее, выпускницу средней школы, приняли во вспомогательный состав. Приняли единственную при наличии 637-ми других претенденток, среди которых были и популярные артистки немого кино, и балерины, и племянница Станиславского Алла Севостьянова…

И, разумеется, этот факт биографии Кира Николаевна пронесла через всю свою жизнь, не переставая удивляться чудесному повороту событий. Хотя чудес никаких не было: ко МХАТу готовила себя с восьмого класса, посещала спектакли, читала мемуары артистов, а в марте 1936 года осмелилась написать Станиславскому – просила совета: куда поступать, чтобы впоследствии стать артисткой прославленной труппы? (Школы-студии МХАТ не было еще и в помине.) Станиславский ответ не прислал, но письмо сохранил: оно и сейчас хранится в музее театра.

На протяжении последних десятилетий Кира Головко оставалась единственной актрисой, чья судьба была связана еще с тем легендарным, довоенным МХАТом, где помимо Станиславского и Немировича-Данченко (Кира Николаевна играла в двух его постановках), были Качалов и Хмелев, Тарханов и Москвин, Лилина и Книппер-Чехова, Тарасова и Еланская...

Она всех видела, со всеми играла. А последняя ее работа состоялась не так давно – в начале двухтысячных выходила на сцену в спектакле Кирилла Серебренникова «Лес». Многим тогда казалось, что режиссер выбрал пьесу Островского специально, чтобы занять в ней Головко. На панихиде Авангард Леонтьев рассказал, как в день спектакля за кулисы приходили зрители: «Они говорили: все артисты знаменитые, всё хорошо, но когда появляется Головко, – здесь, как говорится, видна разница. У Киры Николаевны была не просто прекрасная речь, а отчетливо слышалась каждая буква. Уникальная, старая школа! Теперь так не играют».

Десять лет назад, начав по предложению «Театрала» писать мемуары, Кира Николаевна рассказывала, как в августе 1938 года мхатовцы провожали в последний путь Станиславского. В столице перекрыли движение,  многолюдная процессия прошла через весь город от  Камергерского переулка до Новодевичьего кладбища. Восемь десятилетий спустя в такой же солнечный день в Камергерском простились с последней свидетельницей той эпохи. Несмотря на отпуск (сезон в театре откроется 31 августа): пришли все коллеги и ученики актрисы, которые были в Москве. Портретное фойе МХТ с трудом вмещало собравшихся (на основной сцене в эти дни завершаются подготовительные работы к сезону). Наталья Тенякова, Ирина Мирошниченко, Сергей Юрский, Вячеслав Езепов, Игорь Золотовицкий, Авангард Леонтьев, Евгений Киндинов, Евгений Писарев, Николай Шейко и многие другие пришли проститься с актрисой.

– Я хочу вспомнить 1968 год, это здание, зал, – сказала Ирина Мирошниченко. – Это было собрание по поводу того, что менялся состав в великом спектакле Немировича-Данченко «Три сестры». Знаете, помните. Первый состав: Тарасова, Степанова, Еланская. Второй: Кира Головко – Ольга, Маргарита Юрьева – Маша, Раиса Максимова – Ирина. Объехали весь мир – с подарками, цветами, фантастическими рецензиями. И вот в 1968 году решили ввести молодежь. Все мы тут теперь взрослые, все понимают, как это мучительно трудно, когда сменяется состав. Многие ведут себя в этот момент не самым лучшим образом. Кто-то обижается, кто-то скандалит. А я помню, как Кира Николаевна подошла к микрофону и сказала: «Мне очень горько расставаться с моей потрясающей ролью Ольги. Но я хотела бы пожелать молодой актрисе, чтобы она смогла с Ольгой справиться и сыграть ее красиво, достойно».

Не могу вам передать: мне было очень страшно. Страшно от того, что ввод на эту роль не был моим желанием.

И вот мы троицей вошли в этот спектакль. И Кира Николаевна как бы подтолкнула птицу вверх. Наш состав стал тоже лететь – по жизни, по миру.

Вспоминается и такой эпизод. Спектакль по пьесе Булгакова «Последние дни», где Кира Николаевна недавно только кончила играть Натали Пушкину, и роль опять дают мне. Мы с ней встречаемся. «Ирочка, если что-то сложное – я тебе подскажу».

Это невозможно забыть. Я думаю, что та любовь и то добро, которое она несла людям, оно ответным образом от всех нас шло ей во все последующие годы – и в «Татуированный розе», где мы работали до последней минуты, и позже, когда она перестала играть, театр отвечал ей добром, любовью, нежностью и благодарностью.

Я от всего сердца благодарю вас за ваш талант, за то, что вы великая актриса из той легендарной плеяды – на шаг от Станиславского. В Кире Николаевне было и благородство, и достоинство. Вот она достойно прожила все свои года. И всегда несла чувство достоинства, которое свойственно лучшим людям этой страны, которое свойственно интеллигенции и всей той когорте, которая смотрит на нас с этих портретов – людям, которые создавали театр, создавали искусство. Она несла гордо, достойно свой талант и любовь к этому театру.

P.S.
Кира Николаевна ушла из жизни в ночь на 16 августа, не дожив всего полтора года до собственного столетия. 

 

teatral-online.ru

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.