В Мире Театра!

В поисках законов. Почему театры нуждаются в новых правовых документах

Одной из острейших проблем современного театра является так называемый правовой вакуум, сложившийся в этой сфере в последние годы. Устарел целый ряд законов, а новые, актуальные в наши дни, – не принимаются. В защите своих интересов театры вынуждены опираться на старые правовые акты, некоторые из которых вступили в силу еще до нынешней Конституции и потому давно уже носят рамочный характер.
 
Этой теме была посвящена б?льшая часть сентябрьского форума СТД, который проходил в Челябинске и, несмотря на свою Уральскую дислокацию (ежегодно место проведения меняется) стал по сути общероссийским.

Посовещаться, выработать стратегию дальнейших действий приехали не только руководители региональных театров, но и столь видные театральные деятели, как Владимир Урин, Михаил Швыдкой, Кирилл Крок, профессора Дмитрий Трубочкин, Лев Сундстрем (РГИСИ), Валентина Музычук (Институт экономики РАН) и др.

Выступающих было много, но общая мысль одна: в условиях нарастающего противостояния учреждений культуры и социально-экономических ведомств театр должен обрести современные правовые рычаги, которые позволят ему отстаивать свои духовные интересы.

Здесь можно было бы привести множество прямых речей, прозвучавших в Челябинске, но, пожалуй, наиболее емко и образно описал ситуацию худрук Александринского театра Валерий Фокин, принимавший недавно участие в аналогичном обсуждении, проходившем в Большом театре. Валерий Владимирович сказал:

– Мы живем в сложных экономических условиях, к тому же, подвергаемся «артиллерийским наездам» со стороны всяческих министерств и ведомств. Это действительно кошмар, я бы даже сказал, сумасшедший дом. Но нам надо оставаться здоровыми и уметь находить общий язык с «сумасшедшими». Нас не слышат, не понимают, делают вид, что не понимают. Но там же есть главврачи… Поэтому мы все равно должны стоять незыблемо на своих позициях. Это сложно, но других вариантов у нас нет.

<…> Мы жалуемся на экономическую ситуацию, но она у  нас все время такая – это наше хроническое заболевание. Не нужно питать иллюзий, нужно в сложившихся условиях добиваться того, чтобы художественное было в театре во главе угла. Вариант только один – продолжать отстаивать свое дело. Надо защищать каждую пядь театральной земли.

 
И всё же защищать непросто. Для полноценной защиты нужен Закон о театре, первые постулаты которого были сформулированы еще на заре Ельцинской эпохи. Затем законопроект претерпевал многочисленные изменения, но, наконец, когда он устроил большинство представителей театральной общественности, был одобрен СТД, депутаты из Комитета по культуре Госдумы Елена Драпеко и Мария Максакова высказались против. Не поддержало законопроект и правовое управление президента РФ, объяснив это тем, что права театра можно регламентировать и в рамках закона о культуре. К настоящему времени эти поправки сделаны (раздел называется «Об исполнительских видах искусства», но по-прежнему ждут своего часа (подробнее см. интервью с Екатериной Чуковской).

– Мы сейчас делаем все возможное для того, чтобы добиться от чиновников принятия законопроекта, который пришел бы на смену Основам законодательства о культуре 1992 года, – говорит зам. председателя СТД Геннадий Смирнов. – Это защитило бы культуру от натиска непрофессионалов и экономических ведомств.
 
Что имеется в виду под натиском экономических ведомств? В прошлом номере «Театрал» уже сообщал об очередной инициативе Минфина сократить расходы на театр, допустив на рынок (через законопроект о соцзаказе) некоммерческие организации. Открывая форум, председатель СТД Александр Калягин высказался по этому поводу достаточно резко:

– Что предлагается? Оказывать государственные и муниципальные услуги на конкурсной основе. И для этого органы власти формируют государственный (муниципальный) социальный заказ. Объем этого заказа определяется потребностями граждан и наличием средств в бюджете. Все очень просто. Предположим, экономические реформаторы решат, что потребности в театре у каждого гражданина нашей страны – это два или три спектакля в год. На это есть деньги в бюджете и все – социальный заказ легко просчитан. 

Но это только начало, дальше вообще начинается фантасмагория.  Сформировав социальный заказ, наши великие реформаторы объявляют конкурс, в результате которого отбираются исполнители этого заказа, и это может быть кто угодно. Видимо, критерий в отборе будет один – кто меньше попросит денег, а художественный уровень предлагаемых услуг, вряд ли кого-то будет волновать.

У меня нет сомнений: конечной целью идеологов бюджетной и административной реформы является ликвидация бюджетных и автономных учреждений как основы бюджетной сети.
Кажется, что такой столь изощренный метод уничтожения не только культуры, но и образования, медицины, а значит и всей страны, могут придумать только наши внешние враги, но нет, это сочинили наши соотечественники.

 
В начале октября стало известно, что чиновники все же исключили культуру из законопроекта о соцзаказе, но оставили однако в перечне соцзаказа смотры, конкурсы, культурно-досуговые мероприятия, что все равно вызывает опасение театральных деятелей, поскольку позволит управленцам интерпретировать эти положения на свое усмотрение.

– Звучит абсурдно, но наш мэр, например, не понимает, чем конкурс городской самодеятельности отличается от театрального фестиваля, – сказала на форуме директриса одного из уральских театров. И по реакции зала стало понятно, что проблема для многих ее коллег знакомая.
 
– Мы настаиваем на том, что и культурно-досуговую деятельность следует освободить от соцзаказа, – прокомментировал Геннадий Смирнов. – И нас поддерживает в этом смысле Российский дом народного творчества. Недавно я получил информацию из Ульяновска. Там по инициативе губернатора Морозова провели конкурс на постановку спектаклей по отечественной классике, адресованной школьникам. И конкурс выиграли как раз негосударственные компании, которые будут ставить и показывать спектакли в школах. Сделано это, подчеркиваю, за счет дополнительных средств. Причем ни Ульяновский, ни Димитровградский театр не поражены в объеме бюджетного финансирования. Иными словами, закон о соцзаказе изначально был не нужен, поскольку такие права давно уже есть. Но логика чиновников ясна: им важно сделать соцзаказ обязательным при распределении бюджета.
 
Впрочем, не только федеральные законы решают судьбу театра. «Театрал» не раз сообщал о том, как деятельность губернатора или мэра города (т.е. личностная позиция главы местной власти) приводила к плачевным последствиям для деятелей сцены. Закон вроде бы един для всех, но в условиях правового вакуума возможностей для «трактовок» появляется великое множество. И чем дальше от столицы, тем чаще и абсурднее правовые нарушения.

Свежие примеры появились в нынешнем году, когда в январе Министерство культуры (по инициативе СТД и при участии «Единой России») выделило 670 млн. рублей на поддержку (и прежде всего техническое развитие) театров малых городов. Для справки: в малых городах расположена треть театров нашей страны. Суммарно – порядка двух сотен коллективов. На будущий год проект будет продолжен, однако уже сейчас в целом ряде регионов местная власть решила, что раз Минкульт направляет дополнительные средства, то местные руководители со спокойной совестью могут обрезать театру финансирование ровно на сумму господдержки. Выходит, что по инициативе некоторых чиновников целый ряд театров утратят столь долгожданную помощь, которую федеральные власти выделили как раз на то, чтобы коллектив мог заменить оборудование, провести ремонт, поменять мебель, пригласить на постановку сильную творческую команду и т.д. Кто защитит театры от подобного самовольства?

Представители СТД говорят, что о фактах подобного, столь вопиющего самовольства следует немедленно сообщать в центральный аппарат. Но подчеркивают, что даже при отсутствии сильных правовых документов театральным деятелям в последние десятилетия все равно удается вести диалог с властью. Другое дело, что подчас, возможно, этот диалог излишен и в системе строго работающих законов половины встреч и совещаний удалось бы избежать, но это уже другой вопрос.

Искусствовед Дмитрий Трубочкин говорит, что есть две картины современного театрального дела. Первую мы наблюдаем в отчетах Министерства культуры, вторую видим на местах.
То, что государство путем минфиновских нововведений стремится снизить расходы на культуру, факт уже общеизвестный. Но на бумаге никакой беды нет, а совсем даже наоборот…

Так, например, пятый год подряд театры обязаны выполнять «майские указы» президента (так называемая «дорожная карта»), согласно которым зарплата работников бюджетной сферы должна год от года расти и, как минимум, соответствовать средней по региону. Однако в общем котле, когда театру негде взять дополнительные средства, выполнять указ можно лишь только за счет сокращения собственного штата или же перевода части сотрудников на пол ставки, на 0,4 ставки и т.д. В каждом коллективе проблему решают по-своему. В Сургутском музыкально-драматическом театре, например, экономя на постановочных расходах, вынуждены использовать старые декорации в новых спектаклях. И это еще не самый страшный вариант.

Как крик души прозвучала реплика худрука одного из небольших уральских театров (фамилия редакции известна, однако режиссер, боясь испортить отношения с местной властью, попросила не афишировать ее имени в прессе):

– В последнее время мы вынуждены все время что-то менять. Был у нас в штате зав. костюмерным цехом. Пришла резолюция: неправильно. Теперь это начальник костюмерной. Я, наверное, чего-то не понимаю: в чем суть? И таких изменений много! Мы переписываем название должности и в трудовые книжки вносим. На всю эту бюрократию уходит уйма времени. Неужели они думают, что театру больше заняться нечем? Попробовала спорить, но нам говорят: скажите спасибо, что даем деньги на театр. Ответственности у чиновников нет. А театр – есть. Вы знаете, нам очень надоело врать. Врать стыдно и не хочется. Нам часто говорят: надо отчитаться по «дорожной карте». Я не против, но ведь когда бюджет трещит по швам, когда учредитель тебе впрямую может сказать: «Переведите артистов временно на полставки, а то показатели театра нам портят статистику», –  я задаю вопрос: кого мы в этот момент обманываем? Себя? Или президента? Ведь если мы отчитаемся правильно, то там наверху подумают, будто у нас всё хорошо.
 
На форуме СТД Михаил Швыдкой сказал:
– Бердяев писал: государство существует не для того, чтобы на Земле был рай. Государство существует для того, чтобы не было ада. Условия нашей жизни теперь таковы, что каждому театру придется набрать специально обученных людей, которые должны в этом разбираться.

Но что лично меня смущает? То, что культуру стали все чаще относить к социальной сфере, а театрам предписывают такой критерий, как «оказание услуг» (хотя сценическое искусство – это все же искусство, а не «услуга»). Социальная сфера и культура – вещи совершенно разной природы и даже в Советском Союзе четко разделялись по всему законодательству. Чтобы быть сильными, театрам надо иметь внятную законодательную базу, которая позволит спокойно заниматься творчеством.
 
В 2007 году, представляя в Общественной палате доклад «Культура и будущее России. Новый взгляд», Александр Калягин сказал:

– Я с болью должен признать, что реформы последних лет, от которых мы так многого ждали, только ухудшили положение культуры. Это наводит меня на мысль, что есть какие-то глубинные причины этого. Эти причины заключены в самом понимании культуры, которое прочно засело в сознании, и что самое прискорбное – в сознании людей, от которых зависит принятие решений на государственном уровне. На нас смотрят как на сферу услуг.
 
Прошло десять лет, но положение лишь усугубилось. Причем происходит это, по мнению Геннадия Смирнова, из-за элементарного чиновничьего невнимания.

– Я приведу вам слова цитату из выступления Путина, – сказал он. – «Проект основ Государственной культурной политики строился на новой мировоззренческой концепции, предлагал переосмыслить роль культуры, которую в последнее время привыкли воспринимать, как часть социального блока или работу культуры чаще всего даже как сферу услуг, досуга и развлечений. Такой узкий отраслевой подход не соответствует, конечно, ни задачам развития страны, ни запросам общества, ни требованиям времени. Мы не раз говорили с вами об этом». Из выступления на Совете правительства РФ и Совета по культуре и искусству 24 декабря 2014 года. Это позиция президента. Он ее однозначно высказал. Доклад был опубликован. И тем не менее мы с вами свидетели того, как пресловутые экономические ведомства, разрабатывая законопроекты, так или иначе рассматривают ее как сферу развлечения, досуга и сферы услуг. То есть чиновники своей деятельностью противоречат тому, о чем говорил президент на заседании Госсовета. Как к этому относиться? Это же не конфронтация экономических ведомств с президентом. Это простое головотяпство. И это основная причина того, что законы, которые принимаются и влияют на развитие культуры, рассматривают нашу сферу в одном ряду через запятую после здравоохранения, образования и персональных услуг.

Иначе скажу. Что делает армия? Это ведь не «работа» и не «услуги». Армия – общественное благо. Культура – та же самая армия, которая производит общественное благо. Признак общественных благ – неизбирательность с точки зрения потребления. Свет на улице – общественное благо. А сколько человек пройдет под фонарем, большого значения не имеет.
И то что в театры ходит 5-7% населения, вовсе не значит, что он работает только для них. Он работает для всех, потому что производит «воздух», которым дышат и те, кто в театр не ходит. Это такая эфемерная вещь, но ее надо признать. И если мы оказываем «услуги», то точно такие же, как армия или МЧС. 

teatral-online.ru

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.