В Мире Театра!

В «Ведогонь-театре» изучают природу скупости. Семейный переполох, или Шкатулка с глазами

Даже программка к спектаклю «Скупой» по одноименной мольеровской комедии сделана в зеленоградском театре «Ведогонь» в виде шкатулки-сундучка, точь-в-точь такого, который появится потом на сцене. Вроде бы пустячок, на самом же деле примета хорошей театральной культуры, которой славится этот театр, продумывающий все до мелочей. От выбора репертуара до приглашения режиссеров. «Скупого» здесь поставил Карен Нерсисян, ныне главный режиссер Рязанского театра драмы. Впрочем, в «Ведогоне» идет еще одна его постановка – чеховский «Иванов», как и «Скупой», с неизменным зрительским успехом.
 
Режиссеру удалось главное – соблюсти баланс неудержимой комедийности и хорошего вкуса. «Скупой» играется одновременно смешно и тонко, не переходя грань антрепризного комикования. Персонажи, как и положено мольеровской комедии – почти маски, ведь, как известно, великий французский комедиограф охотно использовал в своем творчестве приемы знаменитой и не изжитой до конца к тому времени итальянской комедии дель арте. И тем не менее, кому-то из них, в частности, Гарпагону в исполнении Павла Курочкина удается преодолеть масочную однозначность и ограниченность. Неуместный  в этом формате психологический театр здесь не появляется, но «масок» становится больше, в том числе и тех, которые по очереди примеряются на одно актерское лицо.
 
А художник Кирилл Данилов, кажется, использовал в своем оформлении спектакля шекспировскую формулу «Весь мир – театр». По крайней мере, на маленькой сцене «Ведогоня» выстроен еще один портал с занавесом. И тут уж каждый решает сам, куда ему проникнуть: только ли в покои Гарпагона или в более глубокие и дальние театральные миры. Этот сделано вроде бы «богато»: ажурные занавески и парчовые ламбрекены, павлиньи перья и позолота креплений. Но стоит приглядеться повнимательнее и поймешь, что идея «скупости» заложена уже в оформлении. Да, парча и кружева, но все это словно бы собрано по кусочкам и клочочкам, чтоб материя не пропадала. Остался кусок ткани от пошива камзола или платья? Пустим его в дело, скроим занавеску. Все это получается многоцветно, аляповато и очень смешно. В остальном же жилище Гарпагона обставлено весьма скудно: несколько стульев в глубине пустой сцены, конторка в углу, да приставная лестница в другом. И все это прекрасным образом работает на замысел постановщика и эстетику спектакля.
 
Да и костюмы Янины Кремер весьма изобретательны: вписываются как в условную театральность, так и ненавязчиво отсылают к мольеровским временам. Камзолы, ливреи и дамские платья скроены и сшиты вполне «по моде», но вот перемена нарядов не предусмотрена. Довольно и того, что дети Гарпагона, Элиза (Наталья Воеводина) и Клеант (Федор Липатов) выпросили у папаши-крохобора хоть по одному пристойному наряду. Разве что «посредница в сердечных делах» Фрозина (Елена Шкурпело), да загадочный до поры Ансельм (Дмитрий Лямочкин) готовы блеснуть более нарядными туалетами. Но эти персонажи, по счастью, к гарпагонову семейству не принадлежат.
 
В спектакле Карена Нерсисяна пять пудов скупости, но столько же и любви. И право слово, стоит ли посвящать комедию одному лишь пороку? Две юные пары темпераменты, отчаянны и готовы к борьбе за свое счастье – с помощью слуг и разнообразных комических проделок. Пока Гарпагон – Курочкин бегает с лопатой, зарывая в саду свое заветное сокровище, шкатулку и десятью тысячами золотых монет, юные страстно и торопливо пытаются отхватить свой кусочек счастья. Элиза – Воеводина и дворецкий Валер (Сергей Зайцев), которому еще предстоит открыться в другой социальной ипостаси, сливаются в поцелуях и объятиях. Клеанту – Липатову приходится труднее, ведь его возлюбленная Мариана (Наталья Третьяк) победнее, а потому и поскромнее, но и там в конце концов дело идет на лад.
 
И все бы хорошо, но у прижимистого отца есть на деток другие планы, а именно выдать дочь без приданого за кавалера пожившего, но богатого, сынка тоже пристроить по расчету. Расчеты, к счастью, не оправдываются, и за этим процессом очень занимательно наблюдать в течение спектакля.
Гарпагон, как водится, становится центром всех ситуаций и любовных перипетий. Ах, как играет его артист и художественный руководитель театра Павел Курочкин, загляденье просто! Субтильный старичок с накладным брюшком и смешном колпаке запросто даст фору любым молодым. Когда-то в «Скупом» Бориса Морозова в ЦАТРА Борис Плотников демонстрировал идеальную физическую форму, совершая сложные акробатические упражнения. И это было здорово! Гарпагон Курочкина этим похвастаться, наверно, не сможет, но берет другим: молодым темпераментом, лукавым озорством,  запредельно искренней «скупостью», меж тем обращая все это в виртуозное комедиантство. И даже его страдания по поводу украденной шкатулки с золотом превращаются в смешную игру.
 
Этот Гарпагон легок и подвижен, его интонации и поведение меняются сто раз за спектакль, но в любом случае остаются очень убедительными. Вот ему втемяшилось в голову, что слуга Лафлеш (в исполнении Вячеслава Семеина) умудрился незаметно что-то украсть. А тот еще, как на грех, обряжен в широкие красные шаровары, где черта можно спрятать. Гарпагон – Курочкин пристально осматривает и ощупывает руки и карманы и в конце концов не выдерживает и заставляет Лафлеша снять эти штаны. Вот рассказывает детям о предстоящей женитьбе на юной Мариане и на все недоуменные вопросы отвечает одной фразой, расцвеченной десятком разных интонаций: «Без приданого!» А вот ведет комические диалоги с Жаком (Александр Бавтриков), поваром и кучером одновременно, о том, как сэкономить на предсвадебном ужине. Тут уже и Жаку – Бавтрикову режиссер придумывает очень смешные «перемены участи»: повар вытаскивает из сапога белый колпак и мастерит фартук из куска двухцветного полотнища, кучер напяливает черную шапку и обматывается материей красной.
 
А уж когда выведенный из себя Клеант – Липатов, ловко стаскивает с пальца отца перстень с бриллиантов и дарит его своей-отцовской невесте Мариане–Третьяк, надо видеть, как взгляд Гарпагона – Курочкина фокусируется на этом камне, и во взгляде этом – вся мировая печаль, впрочем, парадоксально комичного свойства. Ну а в ситуации со спрятанной шкатулкой, которую уносят предприимчивые слуга Лафлеш и сын, чтобы заставить старика отказаться от женитьбы, тот и вовсе идет в разнос: пытается едва ли обыскать присутствующих зрителей, мечется, кричит, завершая все фразой: «Повесить всех!» А с какой нежностью описывает он эту шкатулку Комиссару (Алексей Ермаков), почти как возлюбленную. Вот и оказывается, что на деле она ему куда дороже Марианы. Тем более что сюжет выруливает на традиционную историю потерянных и обретенных детей, бедные враз оказываются богатыми, а открывший свое истинное лицо и имя Ансельм – Лямочкин, оказавшийся итальянским нуворишем, готов платить за все и за всех.
 
Впрочем, обо всех интригах и перипетиях этого спектакля не расскажешь, да и вряд ли стоит это делать. Лучше посмотреть этот забавный и изобретательный спектакль вживую. Конечно, он временами не без греха (некоторые актеры порой не удерживаются от излишнего комикования), но это быстро проходит и «Скупой» возвращается в проложенное режиссером русло. Так что у любителей театра не только из Зеленограда есть весьма ценная возможность подкрепить эту свою любовь вполне профессиональным, грамотным и темпераментным зрелищем.

teatral-online.ru

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.