В Мире Театра!

Владимир Бортко: «В России женщины сильнее мужчин»

Народный артист — о новой судьбе Анны Карениной, петербургских и московских девушках и секрете успешного кино

Фото: ТАСС/Сергей Карпов

В прокат выходит новая картина Владимира Бортко «О любви»: мэтр отечественного кино снял фильм в нетипичном для себя жанре мелодрамы. С режиссером встретился корреспондент «Известий».

— Почему в наше циничное время вы вдруг решили снять мелодраму о любви?

— Мне было интересно исследовать характер молодой современной интеллигентной женщины. Как она себя ведет, что чувствует? Если говорить об истоках этой темы, то был такой замечательный норвежский драматург Генрик Ибсен, который написал пьесы «Карточный дом» и «Нора». Это первые на сцене произведения эпохи эмансипации. Но сейчас женщина по-прежнему существует в достаточно мужском мире.

— В вашей картине героиня делает выбор в пользу более успешного и материально независимого человека. Такими вы видите предпочтения современной женщины?

— Я снимал с большим сочувствием к героине и вдруг, когда показал уже готовое кино своей киногруппе, которая на 95% состоит из женщин, услышал от них: «Ну и стерва!» Для меня это было большим удивлением. У мужчин нет такой реакции. В основе поведения героини ни в коем случае не лежит меркантильность. Я снимал о другом. Просто так случилось, что красавец-парень, герой Димы Певцова, оказался банкиром. Ну и что? Ей что, деньги нужны? Нет. Прежде всего она видит в нем человека, который ей очень нравится как мужчина и личность.

— Вы говорите, что времена мельчают и на рельсы, как Анна Каренина, сегодня уже никто не бросается.

— Да, женщина стала другой. Она стала сильнее, намного самостоятельнее. Из-за романа с Вронским Анна Каренина оказалась вне общества — это совершенно понятно. Честно говоря, она бы прекрасно жила, бросать ее Вронский не собирался, и всё было бы у них хорошо. Но ее не устраивала изолированная от социума двойная жизнь, поэтому она увидела для себя только один выход. Наша героиня нашла другое решение.

— Так, стало быть, фильм не про любовь, а про страсть, увлечение?

— Дело в том, что женщина в России гораздо сильнее мужчины. Это точно. Россия — женского рода. Героиня — более цельная личность, чем два окружающих ее героя. Один из них профессор, другой банкир, а она всё равно сильнее. Вот про что кино.

— Анна Чиповская, сыгравшая главную роль, справилась со своей задачей?

— Да, я доволен ее работой. Она действительно человек с сильным характером, и это самое важное для фильма. Анна — цельная натура, как и ее героиня. Что делать ей с этими двумя дураками? Под поезд бросаться? Нет.

— Можно ли сказать, что ваш фильм обращен к женской аудитории?

— Скорее это мужской взгляд на женскую аудиторию. Но в центре повествования — женщина, а рядом стоят мужчины, которые на поддержке. Многие беды в нашей стране происходят именно от того, что на хрупкие женские плечи ложится слишком большая тяжесть и ответственность.

— Почему вы снимали фильм в Петербурге, а не в динамичной Москве? И сюжет для столицы вполне актуальный.

— Не так важно, где снимать — хоть в Гондурасе. Сюжет-то универсальный. Но всё же это больше петербургская история, понятная на фоне дождей. Она «вдумчивая». Тем более я прожил в Санкт-Петербурге 40 лет, поэтому снимал там с большим удовольствием. В Москве всё выглядело бы вульгарнее. Обстановка, дух Питера лучше помогают заглянуть внутрь себя. В Петербурге и девушки задумчивые, а в Москве, наоборот, энергичные.

— Согласны ли вы, что в российском кинематографе не хватает простых человеческих историй?

— Из четырех билетов, купленных в кино, три покупают женщины. А где они на экране? Любая дама хоть здесь, хоть в Китае приходит смотреть на себя, на свою жизнь. Кино, собственно говоря, это слепок жизни. Когда американские женщины смотрят голливудские фильмы, они знают, что, например, на первом свидании надо по схеме сделать так и так, потому что им это показывают. А у нас как? Жизнь интеллигентной женщины вообще не показана в кино. Ее не существует. Поэтому мне хотелось рассказать, что не все у нас — бандиты и проститутки.

— Вас заботит коммерческий успех картины?

— А как он может не заботить? У меня остался долг после съемок, который надо отдавать. Браться за создание фильма — это колоссальный риск. В России в кино ходит 4% потенциальных зрителей. И 85% нашего проката — это американское кино, лишь небольшой довесок из отечественного кинопродукта.

Немногие наши фильмы окупаются. Голливуд делает 200 фильмов в год, мы в прошлом году сделали 132. США показывают кино по всему миру, а мы нет. Почему так происходит? Менталитет у нас абсолютно разный. Всё так называемое душевное кино ушло в телевизор, любую драму спокойно можно смотреть по ТВ за чашкой чая, а на большом экране поселились зрелищные фильмы. Вот в чем проблема.

— И что делать, где выход?

— Выход — попасть в ожидания зрителя. В Америке был период, когда доминировали кинофильмы, снятые за безумные деньги. А потом вдруг появился «Беспечный ездок» (фильм Денниса Хоппера, снятый в 1969 году, — «Известия»), который стал очень успешным, потому что его создатели угадали, что хочет смотреть новое поколение. То же самое происходит и сейчас: с одной стороны, налицо вытеснение драмы в телевизор, но с другой —  эпоха 3D кончается, народ на него уже не ходит. Поэтому главное — попадание в зрителя. И тогда уже не важно, как это снято, — хоть на телефон, даже деньги не важны. Мне кажется, сейчас публике нужно не зрелище со спецэффектами, а жизнь.

Справка «Известий»

Владимир Бортко — кинорежиссер, сценарист, продюсер. Народный артист РФ (2000). Лауреат Государственной премии РСФСР за телефильм «Собачье сердце». Среди киноработ — «Блондинка за углом», «Афганский излом», «Цирк сгорел, и клоуны разбежались», «Тарас Бульба». Депутат Государственной думы, первый заместитель председателя комитета Госдумы по культуре.

Известия

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.