В Мире Театра!

«У всех давно ворота заперты и собаки спущены»

В системе Станиславского есть термин «лучеиспускание». По мысли К.С., достичь его можно лишь в том спектакле, где между партнерами устанавливается крепкая связь, которая помогает им органично существовать на сцене. Студенческий спектакль «На бойком месте» - из такого разряда.
 
Здесь всё – «по школе». В ее привлекательном, нетривиальном смысле. Потому, наверное, с первых минут спектакля и вспоминаются хрестоматийные примеры Художественного театра – с его «этюдными репетициями», «оценкой фактов», «сверхзадачей», «внутренним монологом», «действенным анализом пьесы» и «характерностью».
 
Изначально «На бойком месте» ставился как выпускной спектакль Московской театральной школы Олега Табакова (режиссерский дебют актера и педагога Виталия Егорова). Но на экзамене стало понятно, что расставаться с этой постановкой – все равно что выбрасывать хороший продукт за окно. «На бойком месте» включили в репертуар Театра на Чаплыгина, где он с успехом идет уже несколько месяцев подряд.
 
Первое впечатление – строго-режиссерское отношение ко всему, что мы видим на сцене. Не эскизы, наброски и пунктирное обозначение, а глубже – работа маслом на холсте. Если характер, то – во всем его психологическом многообразии; если одежда – то арапники, сарафаны, поддевки и холщовые рубахи, если место действия – то максимально близко к тексту Островского.
 

Кстати, в этом плане театр решил подчеркнуть свое отношение к классике и в программке спектаклях дает справку о том, что имел в виду драматург под словосочетанием «бойкое место». Оказывается, путь Островского из Москвы в Щелыково проходил вблизи Галичского тракта, окруженного лесными чащобами, где на большой дороге регулярно происходили убийства и грабежи. А об одном из кабаков старожилы рассказывали самые страшные истории. По преданию, трактир носил название «На бойком месте» и пользовался криминальной славой.

 
Это бойкое место сценограф Ольга Рябушинская изобразила как бревенчатый короб. Массивные, добротные (почти до неба) стены и ворота постоялого двора явно на века строились. Про такие ворота говорил Кулигин в «Грозе»: «У всех давно ворота, сударь, заперты, и собаки спущены... Вы думаете, они дело делают либо богу молятся? Нет, сударь. И не от воров они запираются, а чтоб люди не видали, как они своих домашних едят поедом да семью тиранят. И что слез льется за этими запорами, невидимых и неслышимых! <…> Ты, говорит, смотри, в людях меня да на улице, а до семьи моей тебе дела нет; на это, говорит, у меня есть замки, да запоры, да собаки злые».
 
Эта цитата здесь вспомнилась неслучайно. В творчестве Островского мысль о домашнем тиранстве проходит контрапунктом. А в пьесе «На бойком месте» связана она и с «любовной» линией. Срасти кипят за массивным забором, но внешне, для впервые попавшего сюда постояльца, это – стабильный оплот домашнего очага и семейственности. Евгения Мироновна (Анастасия Богатырёва) боготворит своего работящего мужа Вуколу Бессудного (единственная роль, сыгранная не студентом, а профессиональным актером – Сергеем Беляевым), но на деле рада ему изменять под покровом ночи, покуда муж «уехал на промысел».
 
Виталий Егоров вслед за Островским выстраивает сложную систему взаимоотношений между персонажами, где есть и молодой ловелас-помещик Павлин Миловидов (Кузьма Котрелёв), и влюбленная в него Аннушка, сестра Бессудного (Анастасия Чернышова), и неприкаянный, изнемогающий от недостатка любви купеческий сын Петр Непутевый (Никита Уфимцев), и, конечно, крестьянские девки постоялого двора… У каждого из них, как говорится, своя биография. И хотя Островский писал комедию, представить веселой их жизнь уж точно нельзя: при внешнем благополучии здесь каждый – со своими грехами и пороками.
 
Считается, что эта сюжетная линия сложилась у драматурга после путешествия по Волге в 1856 году. В его дневниках сохранилась запись: «Странствовали всю ночь. В Ситкове содержатель постоялого двора, толстый мужик с огромной седой бородой, с глазами колдуна, не пустил нас; у него гуляли офицеры с его дочерьми, которых пять».
 
Удушье – то емкое слово, которое созвучно атмосфере постоялого двора. Здесь каждый хочет вырваться из этого смрадного, известного от начала до конца мирка, ищет выход во что-то светлое, в свою прекрасную мечту, а все равно получает на деле «мерзости нашей жизни». Вот и Вукола от одной вылазке к другой теряет свое разбойничье мастерство (Сергей Беляев играет его отъявленным злодеем), а изворотливая жена его Евгения, запутавшись в показаниях, попадается на вранье и не способна дальше скрывать факта измены…
 
Ученики. Щуплые, хрупкие, робко интеллигентные. Изначально ранимое поколение, мучимое постоянной неудовлетворенностью, обладающее зыбким внутренним миром, играет пьесу Островского в ритме наших дней. Их предшественники из Малого театра склонялись в этом произведении к эпическим образам. У выпускников Театральной школы Табакова заметно другое – самоанализ. Им близок надрыв, что мгновенно находит отклик зрительного зала.

teatral-online.ru

© В МИРЕ ТЕАТРА

Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию. Нажав кнопку "отправить", вы даете согласие на обработку своих персональных данных.